Курс общей морфологии. Том 5 И. А. Мельчук

У нас вы можете скачать книгу Курс общей морфологии. Том 5 И. А. Мельчук в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

От слов pluralia tantum, называющих сложные предметы, а также вещества, действия, отрезки времени, представленные как неделимые множества или совокупности, следует отличать следующие слова. Склонением называется также класс слов, объединённых общностью словоизменения, и отвлечённый образец, по которому изменяются слова этого класса. Выделяются три основных типа: К первому склонению относятся существительные муж. Первое склонение имеет две разновидности. Особо склоняются существительные муж.

Ко второму склонению относятся существительные с флексией в им. Второе склонение имеет две разновидности. К третьему склонению относятся существительные жен. Первая основная разновидность III скл. По адъективному склонению изменяются существительные, имеющие в форме им. Значительную часть существительных адъективного склонения составляют субстантивированные прилагательные и причастия.

По смешанному склонению изменяются существительные, имеющие в форме им. Разновидности смешанного склонения прилагательных: Попов, Пушкин; Одинцово, Голицыно;. Нулевым называется склонение, парадигма которого состоит из омонимичных форм с нулевой флексией.

К нулевому склонению принадлежат следующие слова:. Перу; Чили; Токио; Кале. Иноязычные топонимы, оканчивающиеся на -ы Фивы, Канны, Татры , обычно относятся к словам pluralia tantum: Правило о неизменяемости мужских имён и фамилий не распространяется на фамилии, оканчивающиеся на безударную гласную -а.

В устной и письменной речи эти фамилии часто склоняются: Кармен, Элен, Шмидт те же фамилии применительно к лицам мужского пола склоняются: Живаго, застывшие формы род. Кручёных, Островских, фамилии на -ко: Головко, Ляшко, Франко, Янко. По отношению к категории падежа склонению все числительные разделяются на склоняемые и несклоняемые.

Числительные, кроме слов два, оба и полтора, не имеют морфологической категории рода. Количественные числительные кроме слов два, полтора никак не указывают на грамматический род тех существительных, с которыми они сочетаются: Собирательные числительные кроме оба , не располагают формальными средствами выражения рода; однако они относятся избирательно к роду тех существительных, с которыми они сочетаются.

Эти числительные употребляются со следующими существительными: Количественные и собирательные числительные изменяются по падежам, то есть склоняются. Склонение числительных не имеет единого образца, оно представлено несколькими типами:. Слова восемь и восемьдесят в тв. Вторая часть основы числ.

Слова девяносто и сто имеют в им. Собирательные числительные имеют падежные формы с системой флексий мн. Числительные двое, трое, четверо имеют в им. Составные числительные изменяются по падежам. При образовании падежных форм нормально изменение по падежам каждого слова, входящего в составное числительное. Местоименные числительные несколько, сколько, сколько-нибудь, сколько-то, столько, столько-то входят в состав колич-х числительных.

Они не имеют форм рода и числа, но изменяются по падежам в косвен. В остальных падежах согласуются с сущ-ми. Поскольку этот признак принадлежит предмету, прилагательные имеют одинаковые с существительными ГК рода, числа, падежа.

Основное отличие указанных ГК прилагательных от существительных в том, что они не являются номинативными, лишены собственной семантической базы и являются согласовательными синтаксическими. ГК рода, числа и падежа прилагательных указывают не на род, число, падеж самого признака, а на род, число, падеж существительного, обозначающего предмет.

Функция указания на пол лица целиком сосредоточивается в прилагательном в следующих употреблениях: Прилагательные последовательно обозначают одушевлённость или неодушевлённость тех существительных, с которыми они сочетаются. Это свойство прилагательных проявляется в формах вин. Категориальные морфологические значения ед. Каждое прилагательное изменяется по числам, в ед. Парадигму склонения прилагательного составляют в сумме двадцать четыре формы: Существует два склонения прилагательных, различия между которыми незначительны.

Неизменяемые притяжательные прилагательные его, её, их и несклоняемые прилагательные иноязычного происхождения относятся к нулевому склонению. Качественные прилагательные имеют две степени сравнения: Что касается так называемой положительной степени, то она является исходной формой для образования основных степеней сравнения.

Имя прилагательное в сравнительной степени обозначает качество, характерное для данного предмета в большей или меньшей мере по сравнению с теми же качествами в других предметах, а также по сравнению с качествами, которыми данный предмет обладал ранее или будет обладать в дальнейшем.

Имя прилагательное в превосходной степени указывает на самую высокую степень качества в предмете по сравнению с теми же качествами в других подобных предметах. Из всех присутствующих это был самый заметный человек , тогда как форма сравнительной степени является средством сравнения какого-то качества или одного и того же лица, предмета в разное время его существования например: Он теперь спокойнее, чем прежде или самых разновидных предметов например: Дом оказался выше башни.

В современном русском языке существуют два основных способа образования сравнительной степени: Этот способ называется синтетическим или простым; 2 при помощи слов более, менее. Этот способ называется аналитическим, или сложным описательным , например: Формы на -её употребляются преимущественно в книжном стиле речи.

Прилагательные, употребляемые в синтетической форме сравнения, не изменяются по родам, числам и падежам, они не согласуются с именами существительными. Отдельные прилагательные, например громоздкий, дружеский, деловой, жестокий, запустелый, колкий и другие, не имеют синтетической формы степени сравнения. От них может быть образована форма степени сравнения лишь аналитически. Отдельные прилагательные образуют формы супплетивно, то есть от других корней: Формы превосходной степени качественных имён прилагательных также бывают синтетическими и аналитическими.

Синтетическая форма превосходной степени образуется при помощи суффиксов -ейш-, -айш-: Это значение иначе называется элятивом лат. Подобные формы употребляются в разных стилях книжной речи. В разговорном языке они используются лишь в отдельных фразеологических сочетаниях: Это значение сходно со значением описательной формы превосходной степени, образованной при помощи слов самый и др.

Иначе это значение называется суперлятивом лат. Образ Пушкина является в новом и ещё лучезарнейшем свете Бел. Это значение для современного языка нехарактерно.

Однако оно сохранилось в отдельных оборотах типа: Сложные формы превосходной степени образуются двояким способом: Если сложные формы превосходной степени могут быть образованы от всех качественных прилагательных, то простые формы имеют далеко не все прилагательные.

Так, не имеют простых форм многие прилагательные с суффиксами -аст-, -ист- головастый, волокнистый ; -к- ломкий, узкий ; -еск- дружеский, вражеский ; -л- усталый, умелый ; -ов-, -ев- бедовый, боевой и др. Прежде всего, во многих языках части слова проявляют тенденцию к большей самостоятельности, что делает границу между словом и морфемой менее чёткой. Повышенная самостоятельность морфем характерна для так называемых слабо- агглютинативных языков к каковым относятся тюркские , японский , бирманский , дравидийские и др.

С другой стороны, морфосинтаксис вместо морфологии предпочтителен и для таких языков, в которых, наоборот, не морфемы ведут себя как слова, а предложения ведут себя как слова. Иными словами, в этих языках также плохо различаются внутрисловные и межсловные связи, но не за счёт слабой скреплённости морфем друг с другом, а за счёт более сильной скреплённости слов друг с другом.

Фактически, межсловные связи в подобных языках столь сильны, что это приводит к образованию слов-предложений значительной длины. Чередования на межсловных границах также свойственным многим языкам американских индейцев; являются они и яркой чертой санскрита.

Второй тип отклонений от словесного эталона связан не со слабостью межморфемных границ как в агглютинативных языках , а скорее с отсутствием морфемных комплексов как таковых. Можно сказать, что в изолирующих языках слово просто равно морфеме, а предложения строятся не из слов, а сразу из морфем.

Таким образом, и в этих языках слово как самостоятельное образование отсутствует, и грамматика фактически сводится к тому же морфосинтаксису то есть синтаксису морфем. К изолирующим языкам относится довольно значительное количество языков мира: Сказанное об изолирующих языках может быть применено и к так называемым аналитическим языкам , то есть к таким языкам, где, в отличие от изолирующих, имеются грамматические показатели, но эти показатели являются самостоятельными словами, а не морфемами аффиксами.

Прямое дополнение и обстоятельство в винительном падеже. Случаи общего обозначения количества при помощи примыкающего беспредложного винительного падежа, по-видимому, ограничиваются словами типа капельку , чуточку , крошечку , которые представляют собой застывшую, лексикализованную форму винительного падежа.

Переходные глаголы включают множество семантических групп, таких как глаголы созидания: Не всегда, однако, они реализуют свою способность присоединять дополнение в винительном падеже.

Присутствие каждого из этих семантических признаков в значении глагола увеличивает вероятность того, что ему потребуется второй актант в эксплицитном или имплицитном виде.

Для большинства переходных глаголов дополнение в винительном падеже является обязательным: Чухлинка — Кусково — Пил. Горе от ума ]. В безобъектном употреблении переходный глагол обычно означает способность субъекта к совершению действия. Логично, что упоминание объекта оказывается в данном случае избыточным; подразумеваемый объект имеет потенциальную трактовку. Винительный падеж прямого объекта может в некоторых случаях заменяться творительным, ср.: При конкуренции винительного падежа с творительным решающую роль играет фокус сообщения см.

Если в первом случае внимание Говорящего сосредоточено на перемещении объекта камень , то во втором случае в центре внимания оказывается цель направление его движения, а объект-орудие камнем частично выводится из фокуса сообщения. В некоторых языках такое противопоставление формализуется в виде специального залога — пермутатива [Мельчук Именно этот семантический признак лежит в основе конкуренции винительного падежа с родительным и вторым родительным, обозначающими частичный охват объекта действием, ср.

Случаи вариативного употребления форм винительного и родительного падежей наблюдаются также в контекстах типа ждать поезд — ждать поезда. Считается, что при глаголах, обозначающих стремление к достижению цели, форма винительного падежа имени чаще используется для указания на конкретный предмет, а форма родительного падежа — при описании неопределенного предмета.

Однако описанное различие не всегда помогает объяснить выбор того или иного падежа в каждом конкретном случае. По всей видимости, существуют также и дополнительные факторы, влияющие на употребление именного компонента в рассматриваемых сочетаниях. Так, представляется сомнительным, что в следующем примере из Основного корпуса формы винительного падежа непременно прочитываются как указывающие на конкретность, определенность предметов:. Поэтому толпы пассажиров, ждущие автобусы и троллейбусы , стоят на проезжей части.

Для пассажиров, ожидающих трамвай, осталась только узкая полоска обледеневшего тротуара. Просто чудо, что еще никто не угодил под колеса.

С другой стороны, заложенная в формах винительного падежа семантика конкретности проявляется в том, что если в примерах типа ждать поезд субстантивная словоформа имеет при себе зависимые слова повышающие степень определенности предмета , форма винительного падежа имени оказывается если и не единственно возможной, то явно предпочтительной; см.

В примере 5 существительное ответ употреблено в форме родительного падежа, что противоречит правилу, поскольку речь идет о вполне конкретной ситуации:. Причем того ответа, который ей был заранее известен. По всей видимости, употребление этого существительного в сочетании с глаголом ждать является отчасти лексикализованным и используется в большинстве контекстов с абстрактными существительными вне зависимости от семантики формы, ср.

Так, в Основном корпусе глагол ждать сочетается с существительным ответ в форме родительного падежа раз, а в форме винительного — только 13 раз [5]. Представляется, что при описании факторов, которые могли бы способствовать употреблению в приведенных примерах родительного или винительного падежа, необходимо рассматривать все словосочетание в целом, принимая во внимание и грамматическую семантику глагола, и разряд существительного. Вполне вероятно, что выбор формы винительного или родительного падежа при глаголах ожидания отчасти обусловлен структурными факторами.

Так, у неодушевленных имен существительных мужского рода винительный падеж совпадает с именительным, что создает нежелательную омонимию при обозначении субъекта и объекта действия, ср. Новый сладостный стиль ]. Во избежание этого существительные м. От Двуглавого Орла к красному знамени ].

У существительных 1-го склонения при ясном противопоставлении именительного и винительного падежей форма винительного падежа после глаголов ожидания преобладает. Все контексты с родительным падежом относились к произведениям, написанным до г. Можно, следовательно, предположить, что форма родительного падежа в данном случае вытесняется формой винительного падежа.

Кроме того, при употреблении родительного падежа имен 1-го склонения возникает нежелательная омонимия с винительным падежом множественного числа, ср. Про Клаву Иванову ].

Поскольку в 1-м и 2-м склонении действуют разные тенденции употребления формы объекта при глаголах ожидания и омонимия форм характерна для разных падежей, можно предположить, что правила выбора форм определяются структурными, а не семантическими причинами.

О конкуренции винительного и родительного падежей см. Формулировка правил вариативного управления осложняется высокой долей форм винительного и родительного падежей в конструкциях с отрицанием см. Часто выбор формы винительного падежа связывают с появлением или усилением презумпции существования предмета.

Я не слышал твой голос голос звучал, но я его не слышал; отрицается факт восприятия ; Я не слышал твоего голоса нет уверенности, звучал ли голос; отрицается факт звучания. Такая трактовка подкрепляется способностью винительного падежа имплицировать семантику существования референта. О конкуренции винительного падежа с родительным в отрицательных конструкциях см. Родительный падеж при отрицании.

В большинстве случаев предложно-падежные формы имени используются в сочетании с глаголами речемыслительного действия, ср. Предварительные итоги ]. Указанные конструкции с винительным и предложным падежом трактуются обычно как синонимичные см. Таким образом, различие между предложно-падежными формами оказывается скорее стилистическим, а не лексико-семантическим [Виноградов Описанная разница между двумя типами конструкций подтверждается корпусными данными.

Так, в Основном корпусе [6] сочетание предлога про с винительным падежом имени встречается 28 раз, а сочетание предлога о с предложным падежом — более чем в 10 раз чаще вхождений. Материал Корпуса устной непубличной речи [7] дает обратное соотношение конструкций по их частотности: На книжный характер конструкции с предлогом о указывает также тот факт, что этот предлог чаще используется в Основном корпусе в сочетании с абстрактными именами, нежели с конкретными ср.

Напротив, предлог про чаще встречается в Корпусе с конкретными существительными, чем с абстрактными 15 и 9 вхождений [11] соответственно.

Можно предположить, что в непубличной разговорной речи наблюдается постепенное вытеснение предлога о предлогом про с тем же значением. Так, при анализе двух печатных корпусов разговорной речи, которые записывались с разницей почти в 40 лет ср. Такое предположение, однако, требует дополнительной аргументации на более крупной и однородной выборке. Интуитивно все же представляется, что разница между конструкциями с предлогами про и о не ограничивается только областью стилистики. И Савельев рассказывал Феде о Московском метро.

Колымские рассказы — ]. Иными словами, существует ряд глаголов, не использующихся в русском языке с предлогом про. К последним, как отмечала Г. Роман с филфаком ]. Сфера функционирования предлога о в современном русском языке расширяется также за счет того, что он начинает активно использоваться в сочетании с переходными глаголами, для которых традиционным является управление винительным падежом имени без предлога.

Метро ] — ср. Замена падежного управления глаголов предложным подробно рассматривалась М. Гловинской как одно из проявлений тенденции к ослаблению падежных функций [Гловинская Наиболее часто подобные употребления рассматриваются как показатели роста аналитизма в языке. Неоднократно отмечалось, что в устной речи ошибку в управлении глагола можно иногда объяснить изменением первоначального замысла Говорящего, вызывающим речевой сбой; ср.

В качестве доказательства приводилось, в частности, наблюдение о том, что в подобных случаях именная группа с предлогом о , как правило, находится в препозиции к глаголу [Там же]. Русаковой продемонстрировало, однако, что ошибки в управлении возможны и при постпозитивном положении имени.

Малыши до года форум ]. Распространению конструкций с оборотом о том , что способствуют употребления, которые можно трактовать как эллиптические, ср. Доказательством широкой употребительности подобных оборотов служит их частое обыгрывание в современной художественной литературе.

В отличие от других косвенных падежей, винительный падеж не встречается в приименной позиции: Таким образом, винительный падеж отличается высокой степенью функциональной и синтаксической специализации.

По частоте встречаемости винительный падеж оказывается на третьем месте после наиболее частотного именительного см. Именительный падеж и многофункционального родительного см.

Сравнительно высокая частотность винительного падежа объясняется, с одной стороны, его синтаксической обязательностью при переходных глаголах см. Для разговорной речи также нехарактерно использование атрибутивной метафоры с формами родительного падежа, ср. Таким образом, и в письменных текстах, и в устной речи винительный падеж попадает по частотности в первую тройку падежей, которую Е. Курилович называл основой падежной системы языка [Курилович ]. Морфологическое выражение винительного падежа противопоставляет его всем косвенным падежам, кроме родительного.

Во 2-ом склонении в ед. Окончание -о без ударения звучит как а [16] вижу кресл а или окончание -е в безударных слогах звучит и воспринимается как и вижу пол и , встречаются также окончание - о в ударной позиции вижу окно , белье. Окончание - е в склоняемых словах ср. В 1-ом склонении в ед. В 3-ем склонении все существительные имеют в винительном падеже нулевое окончание вижу мышь , брошь.

В адъективном склонении одушевленность в ед. Учитывая, что все окончания, в ударном варианте содержащие о или э , в безударном варианте меняют их, соответственно, на а или и , можно сказать, что в выражении винительного падежа отсутствует однооформленность; ср.

Перцептивная выпуклость при этом сохраняется, так как во флексиях мн. Якобсона, в оформлении именных окончаний участвует ограниченная группа согласных фонем [Якобсон б: Это делает консонантные составляющие падежных флексий надежными маркерами о надежности морфологических маркеров винительного падежа см.

Омонимия с именительным и родительным падежами разрешается при помощи синтаксического окружения. В письменной речи инструментом разрешении омонимии является порядок слов, ср. Если нет специальных контекстных указаний, то первая из омонимичных форм облигации воспринимается как именительный, а вторая векселя — как винительный падеж. Иногда, как в примере 29 , более обширный контекст способствует однозначному пониманию:.

Поскольку лирический герой говорит о своих чувствах и подразумевает, что он и есть дитя порока , следует понимать, что дитя порока в данном случае является субъектом, а непорочное созданье — объект в форме винительного падежа.

В устной речи правило порядка слов не действует и заменяется выбором акцентоносителя. Фразовое ударение несет Объект в винительном падеже. Подобные неоднозначные высказывания не являются редкостью и возникают в тех случаях, когда и субъект, и объект выражены существительными ср. Если существительные характеризуются разным грамматическим родом, выбор субъекта осуществляется по согласованию с ним глаголов прошедшего времени, ср Арап Петра Великого ].

В настоящем времени двусмысленность такого рода не разрешается на уровне глагола, однако форма согласованного определения поверхностная позволяет заключить, что в примере 30 существительное вежливость стоит не в винительном, а в именительном падеже. Иными словами, прилагательные являются надежным показателем винительного падежа для всех слов ж. Подробнее о формальном выражении винительного падежа у существительных разных словоизменительных типов и его взаимодействии с категорией одушевленности см.

В русском языке личные местоимения различают формы винительного и именительного падежей вне зависимости от одушевленности их антецедента см. Иными словами, у местоимений в русском языке разграничение именительного и винительного падежей проводится более последовательно, чем у имен существительных.

В то же время личные местоимения не различают форм винительного и родительного падежей. При образовании форм винительного падежа русские имена существительные ведут себя по-разному.

Это связано с появлением грамматической категории одушевленности , которая сформировалась в русском языке к XVII в. Винительный падеж является выразителем категории одушевленности склоняемых существительных, а у несклоняемых это различие проявляется аналитически — в формах согласованных с ними местоимений и прилагательных, ср.

Противопоставление по одушевленности проявляется в том, что во множественном числе у всех, а в единственном — у существительных м.

Одушевленные существительные среднего рода в ед. Слово подмастерье , относящееся к м. Подробнее о выражении категории одушевленности см. Не случайно, что эта категория оказывается существенной именно для падежной формы, выражающей прямой объект. Таким образом, для неодушевленных существительных во мн. Для одушевленных же существительных несущественно противопоставление полного и неполного охвата объекта действием, выражаемое противопоставлением форм винительного и родительного падежа см.

Это свойство состоит в том, что в некоторых языках имена существительные в одной и той же объектной позиции могут получать разное падежное оформление в зависимости от грамматических свойств имени. При этом различаются две разновидности раздельного обозначения:. Формально различие по одушевленности в русском языке выражаемое во мн. Неодушевленные существительные за исключением 1-го скл.

В основе раздельного падежного обозначения объектов может лежать не только одушевленность, как в русском языке, но и другие признаки, например определенность; см. Хотя в основе раздельного объектного маркирования обычно лежат формальные грамматические признаки, в нем проявляется также и семантическое начало [Зубова ], [Русакова ]. Конкуренция падежных форм может наблюдаться только при некоторых группах глаголов, причем существует шкала глагольных типов признаков , которые могут способствовать раздельному маркированию [Malchukov, de Swart Как уже говорилось выше см.

Слобина , во время которой Пациенс максимально преобразуется в рамках названного действия. Воздействие на Пациенс в случае конкретных действий оказывается заметным, в нем происходят существенные изменения, вплоть до его возникновения или исчезновения, ср.

Прототипические Пациенсы являются неодушевленными существительными, поэтому описанное выше формальное совпадение винительного падежа и именительного падежа может разъясняться просто соотношением одушевленного Агенса и неодушевленного Пациенса, ср. Именно поэтому в разговорной речи часто встречается конструкция топикализации, в которой объект вынесен в тему сообщения и оформлен именительным падежом, например: Юбка — я уже погладила.

Аграмматичность подобных высказываний не мешает их пониманию, так как и без формального обозначения семантические роли заданы соотношением одушевленного Агенса и неодушевленного Пациенса. Хотя после топика в таких конструкциях отмечается пауза, она может быть минимальной и в быстрой речи совсем не ощущается.

Это показывает, что семантические отношения между актантами играют решающую роль в коммуникации, а грамматическое оформление отношений между ними может оказаться менее существенным. Степень воздействия на Пациенс, оформленный винительным падежом, оказывается различной и зависит от семантики управляющего глагола. Существенно, что в большинстве случаев Пациенс демонстрирует ощутимые результаты воздействия, ср. При употреблении винительного падежа с глаголами перемещения или каузации перемещения воздействие не нарушает структуры Пациенса.

Изменяется только его местоположение, причем дефолтное понимание предложений с глаголами каузации перемещения предполагает, что действие имело результат. Так, в примере 32 предполагается, что приглашение было не только сделано, но и принято, если не было специальной манифестации отказа:.

Таким образом, в результате действия, обозначенного переходным глаголом, меняется или сам объект, или его дислокация относительно других объектов. Результаты воздействия не так заметны при употреблении винительного падежа с глаголами восприятия или каузации восприятия, как в примере Формы винительного падежа могут входить в состав словосочетаний, равных по значению глаголу без дополнения, например: Такие сочетания особенно часто встречаются в официально-деловой и канцелярской речи.

Иван нарушил обещание встретиться с нами? Синтаксические свойства устойчивого сочетания в примере 35а оказываются отличными от свойств свободной именной группы обещание в 35б. Окончательное объяснение этому явлению пока не найдено, однако полезно иметь в виду, что имя в винительном падеже в устойчивых сочетаниях, по семантике равных глаголу, не в полной мере реализует свои синтаксические функции. Слобина , отсутствует, винительный падеж употребляется формально, однако для большинства случаев употребления прямого дополнения такого типа сохраняется возможность пассивной трансформации характерная для канонического прямого дополнения, см.

Невозможность пассивной трансформации специфична для каждого языка и может объясняться семантикой глагола или его аспектуальными характеристиками подробнее об этом см.

При отрицании винительный падеж дополнения может заменяться на родительный, ср. Были выделены обязательные случаи такой замены, а также случаи обязательного сохранения винительного падежа при отрицании [Грамматика 2: Сохранение винительного падежа связывается с определенными синтаксическими конструкциями и с ослаблением самого отрицания.

Недавние исследования показывают, что в последние тридцать лет ослабления позиции родительного падежа при отрицании не произошло [Падучева Винительный падеж используется при следующих пространственных предлогах подробнее см.

Многозначность пространственных предлогов способствует тому, что они часто употребляются в переносном значении — для обозначения средства или помощника через Думский комитет , через адвоката , а также для передачи разнообразных временных параметров через пять минут , см. Для русского языка характерна такая стратегия оформления пространственных отношений, при которой направление в сторону ориентира и местонахождение выражаются предложными группами с одним и тем же предлогом в , на , под , за , но разными падежными формами винительным vs.

В таких сочетаниях предлог отвечает за выражение конкретной локализации, а падеж — собственно за выражение семантической роли соответствующего локативного участника — Цели движения vs. Форма винительного падежа в сочетании с пространственными предлогами в , на , под , за обозначает Цель движения, ср Соответствующее обозначение Места оформляется при помощи предложного падежа для предлогов в и на ср.

Аналогичная система раздельного маркирования пространственных детерминантов существует и в других языках, например в немецком, где при одних и тех же предлогах in , auf , an и др. Таким образом, припредложные формы винительного падежа обычно сочетаются с глаголами движения, ср. Набор предлогов, различающих место и направление при помощи падежного оформления, ограничен. Многие предлоги, способные вводить локативного участника со значением направления движения или места, в обоих случаях управляют одним и тем же падежом, ср.

Не исключено, что со временем происходит сужение сферы употребления пространственных предлогов с множественным управлением и вытеснение винительного падежа из направительных контекстов. Так, предлог перед пред , который в современных текстах управляет творительным падежом, ранее присоединял также винительный [20] , ср Бедная Лиза ]. В современном языке в таких контекстах употребляется творительный падеж места. Это явление можно считать очередным проявлением движения к аналитизму, при котором место и направление будут различаться только на уровне глагола, но не на уровне падежного оформления локализатора.

В других случаях, напротив, и место, и направление выражаются винительным падежом. Так, предлог через , способный в сочетании с глаголами движения обозначать траекторию, может также указывать на местоположение в сочетании со статичными глаголами, ср.

Однако в большинстве случаев употребление винительного падежа оказывается связанным с динамической ситуацией перемещения. Поэтому в безглагольных конструкциях с винительным падежом подразумевается повелительность, желательность, в то время как при употреблении предложного падежа речь идет о констатации уже имеющегося положения дел; ср. Оказывается, что узус влияет на семантику форм, закрепляя за ними те значения, которые связаны с их типичным окружением.

В отношении падежных форм это обстоятельство приводит к той ситуации, которая была описана К. Выражаясь современным языком, семантика конструкций, в которых часто употребляется та или иная падежная форма, постепенно становится ингерентным свойством этой формы. Так, и в сочетаниях с другими предлогами винительный падеж передает динамическую ситуацию, ср.

И в этом случае форма винительного падежа обозначает элемент динамической ситуации, направленной на объект воздействия. Якобсон приписывал всем употреблениям винительного падежа не только семантический признак полного охвата объекта действием, но и признак направленности [Якобсон б: При этом дательный падеж к тетке отличается от винительного в деревню , в глушь , в Саратов периферийностью по отношению к основному действию.

Следовательно, основными признаками винительного падежа, по мнению Р. Якобсона, являются направленность, полный охват объекта действием и отсутствие периферийности [Якобсон б: С другими пространственными предлогами формы винительного падежа также проявляют указанные семантические признаки; ср.

Предлог сквозь концентрирует внимание на препятствии, в то время как через может обозначать и траекторию движения, как в 42 , и препятствие 43 , и способ достижения цели Голубое и зеленое ]. Там, кстати, буфет хороший есть. В примерах 42 и 44 винительный падеж употребляется в пролативном значении, которое может также манифестироваться творительным падежом ср. Возможность замены на творительный падеж является отличительным признаком пролативного значения. Другим признаком служит сочетаемость с глаголами передвижения, ср.

Иными словами, предлог через может вводить либо обозначение траектории, либо обозначение препятствия, в то время как сквозь специализируется на семантике препятствия. В русском языке для обозначения временных пунктов могут использоваться все падежи, начиная с именительного; см.

Пушкин скончался 29 января, в пятницу, в году, в 2 часа 45 минут дня, или, как раньше писали, пополудни. Как видно из примера 45 , число обозначается беспредложным родительным падежом, год — предложным или тоже родительным при условии, что названа точная дата, ср. Дательный падеж также может участвовать в обозначении верхнего временного предела, ср. Подобное употребление дательного и предложного падежей связано с тем, что время представляется как пространственная метафора. Расположение на оси времени обозначается как стремление к пространственному пределу; ср.

Винительный падеж в зависимости своей синтаксической позиции может обозначать точку на временной оси или временной промежуток. Винительный падеж при обозначении времени не вполне подчиняется пространственной метафоре, так как в пространственной сфере он обозначает не местонахождение, а направление см.

В сочетании с обозначениями временных точек или промежутков эти же предлоги передают фиксированное положение события на оси времени например, в 11 часов , в этот час [21] , см.

Любопытно, что сочетания со словом год после количественных числительных в аналогичной функции употребляются в предложном падеже, в то время как винительный падеж с предлогом в при слове год обозначает возраст, если речь идет о живых существах; ср.

По-видимому, употребление той или иной формы падежа связано с тем, насколько временной отрезок превышает длительность события и какова его референция. По классификации временных детерминантов, данной в работе Е. Временные отрезки, выраженные родительным и предложным падежом в примере 45 , однозначно указывают на время совершения события, как и предложный падеж в примере Все временные отрезки, обозначенные винительным падежом в указанных примерах, имеют неоднозначную референцию, то есть зависят от контекста или времени произнесения высказывания.

Объявление об отправлении поезда в конкретный час имеет смысл только в контексте определенного дня. Иными словами, винительный падеж используется для обозначения временных промежутков с неоднозначной референцией, ориентирующихся не на объективный отсчет времени, а на дополнительную точку отсчета.

Ею может служить момент речи, ср. Этот семантический оттенок характеризует и архаичное употребление беспредложного винительного падежа в качестве временного детерминанта, ср. Приблизительное указание времени может обозначаться предложным падежом с порядковым числительным в шестом часу или винительным падежом с перестановкой компонентов часов в шесть. Комбинация этих средств часу в шестом передает максимальную степень неуверенности: По-видимому, винительный падеж без предлога вчерашний день может употребляться в современном языке только в сочетании с прилагательными, такими как прошлый , последний , будущий.

Предложная конструкция значительно более современна и допускает другие распространители, помимо перечисленных. В примере 50 пропуск предлога нежелателен:. Уха из золотой рыбки ]. Различие между временными обстоятельствами в примерах 49 и 50 практически незаметно.

В обоих случаях детерминанты обозначают объемлющее время термин Е. Без предлога естественнее было бы сказать приезжал племянник. Изменение направленности глагола в данном случае отменяет результат действия: Значение глагола небезразлично к особенностям обозначения временного промежутка.

Можно предположить, что беспредложный винительный передает семантику контраста по отношению к моменту речи, ср. Кроме того, беспредложный винительный стремится к совпадению временного отрезка и события, в то время как употребление предлога подчеркивает, что время события значительно меньше включающего его временного отрезка; ср.

Такое употребление беспредложного винительного в целом сочетается с его способностью обозначать длительность, ср. Предложно-падежные сочетания с винительным падежом существительных, обозначающих отрезки времени, составляют приблизительно восьмую часть всех употреблений винительного падежа от этих слов. Существенно, что сочетания с предлогами стремятся к функциональной однородности см. Винительный падеж с предлогом в , но без определения или формы приименного родительного обозначает обычно меру времени при повторяющемся действии, ср.

Природа района Сочи ]. Употребление приименного родительного или согласованного определения к имени, называющему временной промежуток, препятствует такому пониманию, описывая опыт переживания Говорящим или субъектом определенных ситуаций, ср.: Такие высказывания отражают индивидуальную систему временной ориентации и чаще всего характеризуются временной нелокализованностью, как в примере При этом противопоставление форм ед.

Музыка жизни ]. Приименный родительный может также приобретать конкретное значение например: Употребляя такие номинации, Говорящий либо предполагает, что Собеседнику известно, какому дню они соответствуют, либо реальная дата оказывается несущественной, ср.

В этом случае ед. В примерах типа 56 предлоги в и на употребляются синонимично, но обычно сочетание с в передает семантику времени, а сочетание с на подчеркивает семантический оттенок события, ср.

Формы винительного падежа употребляются и с другими предлогами. Так, предлог за вводит временной промежуток, достаточный для совершения действия, ср Еще одна разновидность детерминантов с за ср.

Этот компонент может быть представлен имплицитно, ср Анализ детерминантов, обозначающих предшествующий интервал, проведенный в работе С. Сая, показал, что нарастает тенденция к экспликации точки отсчета в таких высказываниях [Сай В работе показано, что за последние три столетия в русском языке произошла специализация конструкций с предшествующим интервалом: Автор не исключает, что эти изменения связаны с развитием двух разновидностей значения у предлога за , ср. В других языках эти разновидности значения могут передаваться разными предлогами, ср.

Для указания на интервал в прошлом используется специализированная конструкция Х дней тому назад. Сая показало, что эта конструкция употребляется тогда, когда отсутствует эксплицитное указание на дополнительный временной ориентир [Там же]. Симметричное обозначение интервала в сфере будущего реализуется винительным падежом с предлогом через , ср