Знаки свыше. Нострадамус. Благая весть. Предсказания как бизнес (комплект из 3 книг) Колетт Барон-Ри

У нас вы можете скачать книгу Знаки свыше. Нострадамус. Благая весть. Предсказания как бизнес (комплект из 3 книг) Колетт Барон-Ри в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Урфин Джюс и его деревянные солдаты. Пособие для учителя,ученика и его родителей, Убийство в стиле ретро: Как создать вокруг себя атмосферу успеха и процветания, Бойня номер пять,или Крестовый поход детей. Дай вам бог здоровья,мистер Розуотер,или Не мечите бисера перед свиньями: Дай вам Бог здоровья,мистер Розуотер,или Не мечите бисера перед свиньями: Друзья познаются в беде: Новый систематизированный толковый словарь-справочник: Вводный курс по информатике и вычислительной технике в терминах, Систематизированный толковый словарь по информатике: Толстой в жизни и творчестве: Госпожа Эйфор-Коровина и небесная канцелярия: Россия глазами великого князя Константина Константиновича, Все аккредитованные высшие учебные заведения Москвы и Московской области, Песни театра и кино.

Выстрел в Орельей Гриве. Конституционное право современной России: Все версии от 98 до XP: Учебник для студентов среднего профессионального образования, Капитан Фьючер приходит на помощь. Словарь современных русских фамилий: Более 8 современ. Гарантии и компенсации для тех,кто учится и работает: Строительство и ремонт дома: Центральный банк Российской Федерации: Гарантии,социальная защита и поддержка населения в Российской Федерации: Новое в обязательном пенсионном и социальном страховании: Утопия у власти Россия на распутье Уголовное право в схемах и определениях: Фант,Азор,Крит,Тик открывают законы механики: Христианство и русская культура: В Стране невыученных уроков-2,или Возвращение в Страну невыученных уроков: В стране невыученных уроков-2,или Возвращение в Страну невыученных уроков, Введение в прикладную философию: Мировая экономика и международные экономические отношения: Государственное и муниципальное административное управление: От древности до современности: В Вечера на хуторе близ Диканьки: Повести,изданные пасичником Рудым Паньком, Вечера на хуторе близ Диканьки: Драматические отрывки и отдельные сцены.

Выбранные места из переписки с друзьями, Вечера на хуторе близ Диканьки. Повести,служащие продолжением "Вечеров на хуторе близ Диканьки". Комедия в пяти действиях, Повести,служащие продолжением "Вечеров на хуторе близ Диканьки", Бюджетная система Российской Федерации: Пособие для поступающих на гуманитар. И возмездие со мною: Библиографическое обеспечение досуговой деятельности: Методика организации и проведения занятий по этикету и культуре общения с детьми мл.

Упражнения по стилистике русского языка: Русская литература XX в.: Письма столичного друга к провинциальному жениху, Невыдуманный роман в 4-х повестях о любви,предательстве,смерти,написанный "благодаря" КГБ, Материалы по москвоведению для мл. Великая Отечественная война годов в названиях улиц Москвы, Задачник по истории России: Загадки Российской Клио для всех,кто изучает и любит историю: Государственное и муниципальное управление: Государственное регулирование рыночной экономики: Государственные и муниципальные финансы России: Крошка Цахес,по прозванию Циннобер: Гражданский кодекс Российской Федерации.

N Ф3 и от 20 фев. N Ф3 и от 24 окт. NФ3 и от 23 дек. Принят Государственной Думой 22 дек. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Гражданское право часть первая: В замке королевы Махаон: Всеобщая история права и государства: История политических и правовых учений: Хрестоматия по истории мировой культуры: Двигайтесь правильно-и будете здоровы: История принца Реми,лошадки по имени Реми и принцессы Мирей: Система государственного и муниципального управления: Инвестиции в ценные бумаги: Руководство по работе с долговыми обязательствами для бухгалтеров и руководителей предприятий, Комментарий к гражданскому законодательству,не вошедшему в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации, Питание при гипертонической болезни: Целительные рецепты если беспокоит давление, Питание при избыточном весе: Целительные рецепты если беспокоит избыточный вес, Спектакль на фоне Кремлевской стены в 5 -ти действиях с прологом и эпилогом, Новое в налоговом законодательстве: Практикум по элементарной математике.

Человечество на рубеже веков: Правовые основы Российского государства: Плау винд,или Приключения лейтенантов. Смуглая Бетси,или Приключения русского волонтера. Многотрудная,полная невзгод и опасностей жизнь Ивана Семенова,второклассника и второгодника,написанная на основе личных наблюдений автора и рассказов,которые он слышал от участников излагаемых событий,а также некоторой доли фантазии, Тайная жизнь Сальвадора Дали,написанная им самим: О себе и обо всем прочем, Образцы жалоб и иск. Экологический вызов и устойчивое развитие: Основные концепции современного естествознания: Моя семья и другие звери.

Две системы борьбы со старостью: В пустыне и в дебрях: Политология в вопросах и ответах: Жизнь,необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо,моряка из Йорка,написано им самим, Большой толковый социологический словарь: Развитие образования в современном мире: Образцы приказов по кадрам: Сочинение на выпускном и вступительном экзамене: Пособие для уч-ся по подготовке к письменному экзамену по рус.

Современный справочник учителя начальных классов в вопросах и ответах, Из эпохи царствования Александра I и Николая I, Экономика и предпринимательство в социально-культурном сервисе и туризме: Избирательное право и процесс в Российской Федерации: Правоохранительные органы Российской Федерации: Хитрецы,невидимки и разные родители: Рассказы о том,как животные защищаются, Налоги и налогообложение в Российской Федерации: Советы от безумной оптимистки Дарьи Донцовой: Советы от безумной оптимистки Дарьи Донцовой, Досье на Крошку Че: Правила вождения за нос: Концерт для Колобка с оркестром: В мире преступных страстей", Монстры из хорошей семьи: Диета для трех поросят: Фейсконтроль на главную роль: Наброски автобиографического и публицистического характера, Пособие для садоводов-огородников,дачников,собственников личных подсобных и крестьянских фермерских хозяйств, Современная концепция подготовки специалиста-библиотерапевта: Основы управления библиотекой высшего учебного заведения: Экологическое право в вопросах и ответах: Почерк зависти,или Я вас ненавижу: Тарантелла, или Танцы с пауками: Филе женщины в винном соусе: Новая методика обучения,которая поможет по-настоящему разобраться в англ.

Налоги и налоговый менеджмент в России: Аннотирование детской художественной литературы: Духовный образ русской цивилизации и судьба России: Религиозные начала цивилизационной структуры человечества и духовные истоки русской цивилизации, Русский космизм в контексте противоречий мирового развития,обусловленных господством западной цивилизации, Метаистория в тысячелетиях жизни русской цивилизации, Рассказы для детей о православном Предании и народном календаре России: Хрестоматия по занимательной философии: Маяковский в жизни и творчестве: Полное руководство для начинающих в вопросах и ответах, Человек-Т,или Приключения экипажа "Пахаря": Таня Гроттер и магический контрабас: Таня Гроттер и Исчезающий Этаж: От Киевской Руси до начала XX века: Слова,с которыми мы все встречались: Культурно-воспитательная деятельность среди детей и подростков: Уголовное право зарубежных стран: История русской журналистики Для студентов-журналистов и филологов, Естествознание и основы экологии: Краткий словарь трудностей русского языка: Около 12 сл.

Словарь грамматических трудностей русского языка: Дама в очках и с ружьем в автомобиле: Дама в автомобиле в очках и с ружьем: Бег зайца по полям, Технология культурно-досуговой деятельности библиотеки: Последний фаворит Екатерина II и Зубов: Около 60 терминов и терминолог. Более 80 терминов и терминолог. Предпринимательское право правовая основа предпринимательской деятельности: Закон "Об основах федеральной жилищной политики": Инфаркт и стенокардия начинаются Как предупредить самые опасные заболевания сердца и сосудов.

От Карелии до Урала: Рассказы о народах России: Россия в истории мировой цивилизации. Психолого-педагогическая диагностика умственного развития детей: Учебник для студентов педвузов, Загадки и тайны "Тихого Дона". Итоги независимых исследований текста романа. Поиски "снежного человека",озерных чудовищ и морских змеев, Атлас вин,крепких и слабоалкогольных напитков мира.

Ваше время-в ваших руках: Советы деловым людям,как эффективно использовать рабочее время: Семейные страсти в расцвет застоя: Смена эпох в государстве и его ячейках: Девяностые годы-смутные и сумбурные: Врата миллениума и гимн бытию: Библиотечная сфера в период преобразований: Современные методики делопроизводства в библиотеке: Закон Российской Федерации о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации.

Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности, Лекции по истории русской философии: Записки об Анне Ахматовой: Право социального обеспечения России: Учебник для кл. Сценарии праздников для старших дошкольников: Россия на путях преодоления кризиса: Земельный кодекс Российской Федерации: Думой Федерального Собрания РФ 28 сентября г.

Экономический анализ в системе финансового менеджмента: Учебное пособие для студентов вузов, Массаж рефлекторных зон ног: Простые советы по саморегуляции, Золотая книга народной медицины: Золотая коллекция волшебных сказок. Волк и семеро козлят. Алиса в Стране чудес, Золотая коллекция русского романса: Для голоса в сопровождении фортепиано и гитары, Золотой ус,алоэ,каланхоэ,лимон и другие самые популярные комнатные лекарственные растения: Справочник по теории государства и права. Основные категории и понятия, Применение общего,точечного массажа и акупрессуры в лечебной практике, Свидание на заброшенной могиле: Защита картофеля от болезней и вредителей на приусадебных участках, Коллективизация и раскулачивание начало х годов: Учебник для студентов и уч-ся пед.

Голоса в летний день: Добро пожаловать в город!: Любовь на темной улице: Сон в летнюю ночь. Много шума из ничего. Как вам это понравится. Пушкин,или Правда и правдоподобие: Как сдать экзамен по литературе: Рекомендации для поступающих в вузы, Кавалер ордена Золотого Руна: Стихотворения и поэмы А. В помощь преподавателям и абитуриентам, Новая институциональная экономическая теория: Инструкция о порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на прибыль предприятий и организаций.

Положение о составе затрат по производству и реализации продукции Учет,налогообложение и анализ внешнеэкономической деятельности организации: Великолепные букеты из цветов: Смутное время на Руси. Десять веков российской истории от князя Владимира до Николая II , Восток на рубеже средневековья и нового времени. Восток в средние века, Конспект лекций в схемах: История государства и права зарубежных стран.

Библейские сказания и понятия. Выдающиеся правители и герои,ученые,художники и поэты древнего мира, История жизни благородной женщины: История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения: История новейшего времени стран Европы и Америки: Паровое и металлическое судостроение во второй половине XIX в.

Судостроение в период первых пятилеток и Великой Отечественной войны гг. Судостроение в послевоенный период гг. История предпринимательства в России. От средневековья до середины XIX века, История России для детей и юношества: История России с древнейших времен до наших дней: От Рюрика до Путина: От взятия Парижа до покорения Средней Азии гг.

История современной зарубежной философии: История терроризма в России в документах,биографиях,исследованиях: Учебное пособие для гуманитарных спец. Итоги работы Правительства Московской области за год и задачи на год: История России в рассказах для детей: История государства российского от его возникновения до времен Петра Первого, История государства российского с начала царствования Екатерины I до окончания эпохи АлександраI, История государства российского с начала царствования Екатерины I до окончания эпохи Александр I, Сказка в век компьютера: Памятные записки рабочего,коммуниста-большевика,профсоюзного,партийного и советско-государственного работника, Их распознавание и лечение в домашних условиях, Болезни щитовидной железы у взрослых и детей: Лечебные свойства овощей,фруктов и ягод с приложением оригинальных рецептов оздоровления советы врача , Как избавиться от очков и сохранить зрение: Как легко снять очки и сохранить зрение: Как поступить в вуз Карты "Легендарных мест Руси","Беловодья","Западных славян", Договоры с работниками различных категорий и специальностей, От Петра I до Павла I: Материалы к курсу отечеств.

Чехов в жизни и творчестве: Гоголь в жизни и творчестве: Как выбрать для себя дело,которое принесет вам радость и успех. Как мои мать и отец преодолели беспокойство. Как перестать беспокоиться и начать жить, Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей. Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей,выступая публично. О войне после войны. Мужают не только в бою: Открытый урок по литературе.

Русское устное народное творчество: Для школьников,уч-ся лицеев,колледжей,уч-щ,техникумов,студентов и абитуриентов, Рассказы и пьесы Чехова: Пособие для игрового дошкольн. Бухгалтерский учет предприятия туристической индустрии: История России с древнейших времен до середины XIX века: Управление финансами,или Как правильно распорядиться своими деньгами: Неизвестная рукопись доктора Ватсона этюд о страхе.

Органическая и биологическая химия в схемах и таблицах: Экспресс-курс химии и биологии для школьников и абитуриентов: Однажды,в канун Нового года: Грезы у новогодней елки: Кто есть кто в военной истории с года по настоящее время: Принцип "золотого сечения" в методах гармонизации здоровья, Загнанных лошадей пристреливают,не так ли? Справочник по устройству и ремонту телефонных аппаратов зарубежного и отечественного производства, Постмодернизм в зарубежной литературе: Учебный комплекс для студентов-филологов, Зорге,которого мы не знали: Жизнь и гибель великого разведчика в Японии, Ретроспективная конверсия карточных каталогов: Космическая Одиссея года.

Правила дорожного движения с комментариями: Содержание,роль и судьба антич. Книга памяти погибших,умерших и пропавших без вести воинов в Великой Отечественной войне годов. Погибших,умерших и пропавших без вести воинов в Великой Отечественной войне, г.

Мытищинский район и г. Книга-выручалочка по внеклассному чтению. Муниципальное управление и социальное планирование в муниципальном хозяйстве: Анализ хозяйственной деятельности предприятия: Рассказы о русской кухне: О блюдах,их истории,названиях и пользе,ими приносимой,а также об утвари,посуде и обычаях стола, Основы имиджелогии и делового общения: Кодекс законов о труде Российской Федерации: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Думой Федерального Собрания РФ 20 дек.

По состоянию на 15 марта г. Бухгалтерский и налоговый учет: Философские сказки для обдумывающих жить,или Веселая книга о свободе и нравственности, Философские сказки для обдумывающих житье,или Веселая книга о свободе и нравственности, Сказка в десяти главах,первую из которых знают все,а остальные-никто, Бухгалтерский учет в малом предпринимательстве: Основы социологии и политологии: Сборник задач и упражнений по информатике: Правовое обеспечение торговой деятельности: Из плена "вечных истин": Поиски новых путей к здоровью: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации постатейный с постатейными материалами, Комментарий к Закону Российской Федерации "О защите прав потребителей": Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях, Комментарий к кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях постатейный с постатейными материалами, Комментарий к Налоговому кодексу Российской Федерации,Ч.

Комментарий к Налоговому кодексу Российской Федерации. Федерального закона от 9 июля г. Комментарий к Федеральному закону "О размещении заказов на поставки товаров,выполнение работ,оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" от 21 июля г. Налог на добавленную стоимость: Новейшие приключения Шерлока Холмса: На войне как на войне: Боги и герои Древней Греции и Рима: Фронтальные логопедические занятия в старшей группе для детей с общим недоразвитием речи 3-й уровень: I период сентябрь,октябрь,ноябрь , Морские повести и рассказы, Учебник пособие для студ.

Государственный гимн Российской Федерации, Контролирующие и проверяющие вас органы: Как приобрести хорошее зрение без очков: Руководство к быстрому улучшению зрения, Гражданское процессуальное право Российской Федерации: Советское государство и его учреждения: Круглый год сказаний,поверий,обычаев и пословиц русского народа, Основные понятия теории литературы.

Поэтическое творчество Анны Ахматовой: Машинопись и основы делопроизводства: Пушкин в жизни и творчестве: Грибоедов в жизни и творчестве: Лермонов в жизни и творчестве: Лермонтов в жизни и творчестве: По мотивам одноименной сказки С. Учебник для начального профессионального образования, Полная энциклопедия семейной медицины: Финансы,денежное обращение и кредит: Россиия,какой она могла бы быть: Всеобщая история государства и права: Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей: Все о персональном компьютере: Достойная жизнь после инсульта,инфаркта,туберкулеза: Ландшафтный дизайн вашего приусадебного участка: Освоение мирового экономического пространства: Среди убийц и грабителей: Воспоминания бывшего начальника Московской сыскной полиции, Анализ хозяйственной деятельности в торговле: Мушкетер и фея и другие истории из жизни Джонни Воробьева: Хронометр Остров Святой Елены: Граната Остров капитана Гая: Рассказы из первых кн.

Палочки для Васькиного барабана: Легенды и предания о Солнце,Луне,звездах и планетах: Г Азбука вязания от А до Я: Этика и психология профессиональной деятельности: Учебник для студентов образоват. Граф Суворов-Рымникский,князь Италийский,его жизнь и подвиги, От двуглавого орла к красному знамени: Роман в 3 кн. Земельное право современной России: Четыре пушкинских шедевра "Моцарт и Сальери","Пиковая дама","Осень","Я памятник себе воздвиг нерукотворный Краткий курс истории России с древнейших времен до начала ХХI века: Книга о сытых и голодных: Роман в 4 т.

Убийство на поле для гольфа. Грамматика современного английского языка: Сборник упражнений по грамматике английского языка: Кто был кто в Великой Отечественной войне Тютчев в жизни и творчестве: Справочные и дополнительные материалы к урокам экологии: Изучаем вторую часть Налогового кодекса РФ: Дело о волшебном снадобье: Дело о зеленом саквояже: Дело о пиратском сундуке: Дело о босоногой принцессе: Дело о разбитом бинокле: Дело о бледном вампире: Библиотечная Россия на рубеже тысячелетий: Государственная политика и управление библиотечным делом: История социальной работы за рубежом и в России с древности до начала XX века: История русской литературы XIX века: Россия в системе мировых цивилизаций: Как удвоить зарплату за год.

Золотые правила карьерного роста: Два взгляда на одну проблему, Мой дед,мой отец и я сам. Образцы судебных документов по гражданским,уголовным и административным делам: Токеа и Белая Роза: Планирование и анализ произведственной деятельности предприятия: Сенсационные открытия возникновения северной столицы, Источник силы и радости: С неврозом по жизни: Как вырваться из порочного круга: Основы термодинамики,физики реальных газов,жидкостей и твердого тела, Курс практической психологии,или Как научиться работать и добиваться успеха: Муниципальное право Российской Федерации: Учимся решать задачи по химии: Руководство для самостоятельной подгот.

Приключения Алисы в Стране Чудес. Сквозь зеркало и что там увидела Алиса,или Алиса в Зазеркалье, Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции: Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями: Пособие по георафии для уч-ся и поступающих в вузы, Региональная политика в странах рыночной экономики: Общие основы и особенности России: История образования и педагог.

Слово для "леса"и "мира" одно, Русская литература XX века е годы: Из воспоминаний Ийона Тихого. Биология для поступающих в ВУЗЫ: Звезды гаснут в сумерках: Песня про царя Ивана Васильевича,молодого опричника и удалого купца Калашникова, Очерки истории донского казачества: История"руссов" в неизвращенном виде.

Ли Юй Полуночник Вэйян,или Подстилка из плоти: Случайное пристанище для праздных дум: Чтобы не осталась женщина одинокой: Психология совладания с жизненными кризисами и сложными ситуациями, Химические свойства неорганических веществ: Карлсон,который живет на крыше,проказничает опять: Малыш и Карлсон,который живет на крыше.

Лечебные и магические камни: Введение в экономику и бизнес: Литературная энциклопедия Русского Зарубежья Периодика и литературные центры, Чего же хотят ваши потребители. Надежный способ это выяснить, Историческая поэтика русской литературы: Смех как мировоззрение и другие работы, Практическая психология в системах "человек-техника": Маленькая хозяйка большого дома: Беседы о русской культуре: Статьи и заметки Подтяжка лица без операции: Два комплекса упражнений для очень занятых женщин, Детские праздники в школе,летнем лагере и дома.

Мы бросаем скуке вызов, Как законно уменьшить налоги фирмы: Зарубежная литература от истоков до наших дней: Финансы и налогообложение торговых организаций: Маленькая книжка о большой памяти. Потерянный и возвращенный мир: Стратегическое планирование на предприятии: Организация и технология гостиничного обслуживания: Экономика русской промышленности в условиях первой мировой войны, Некоммерческие организации в России: Макарий Булгаков , митрополит.

История Русской Церкви в период совершенной зависимости ее от Константинопольского патриарха , История Русской Церкви в период постепенного перехода ее к самостоятельности Состояние Русской Церкви от митрополита Кирилла П до митрополита святого Ионы,или в период монгольский , Состояние Русской Церкви от митрополита святого Ионы до патриарха Иова,или в период разделения ее на две митрополии , Состояние Русской Церкви от митрополита Ионы до патриарха Иова,или в период разделения ее на две митрополии , Период разделения Русской Церкви на две митрополии.

История Западнорусской или Литовской,митрополии , Период самостоятельности Русской Церкви Патриаршество в России Патриаршество Московское и всея Великия России и Западнорусская митрополия , Методические рекомендации к курсу "Русская литература XIX века"в школах и классах гуманитарного профиля.

Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Готовимся к экзамену по географии: Физическая и экономическая география мира, Лауреаты Нобелевской премии и премии "Оскар", Твист для майора Пронина: Конституционное право России в вопросах и ответах: Курорты,туризм и отдых в Крыму в эпоху Империи. Теория государства и права в схемах,определениях и комментариях: Пособие для учителей лит. Бухгалтерский учет и финансовая отчетность в коммерческих организациях: Основы здорового образа жизни и профилактика болезней: Морской офицер Франк Мильдмей.

Математический анализ для экономистов: Привлекательная библиотека,или Что может реклама? Как и где можно получить пособия на детей. Очерки истории становления хоз. Как это часто случается, высший взлет явился началом падения. Железная дисциплина ослабла, вспыхнули межнациональные распри, рыцари, погрязнув в пороках, начали обогащаться за счет местного населения. На фоне всеобщего разложения, коррупции и упадка проявилась полнейшая неспособность гроссмейстеров справиться с положением.

Восстание в году задавленного рыцарством местного населения — потомков арабов и финикийцев — вынудило великого магистра принца Рогана провести хотя бы минимальные реформы.

Были сделаны попытки реорганизовать государственное управление, судопроизводство, наладить экономику, что, в свою очередь, побудило шире взглянуть на мировую политику. Именно в этот период началось сближение мальтийцев с Россией — традиционным врагом Порты.

При благосклонном содействии Екатерины Второй ордену передали сначала богатый майорат князей Острожских, а затем и бывшие владения иезуитов в Польше, где вскоре учредили великий приорат. С этого момента следует искать начало рыцарских игрищ, столь поразивших русское общество в царствование Павла.

Многое из того, что представляется неожиданным, внезапным и даже таинственным, проистекает из подспудных течений исторического процесса, питаемых сугубо прагматическими ключами.

Симпатии Павла к мальтийцам, помимо личной склонности государя к романтическим ритуалам, тоже во многом были продиктованы чисто политическими причинами. Французская революция, изгнавшая орден из страны, вновь сделала его естественным союзником самодержавия. На сей раз против врагов внутренних. Когда троны шатаются, монархи готовы ухватиться за любую соломинку. Обрядность, символика здесь максимальные: Действия Павла теряют мистичность и становятся до предела понятными лишь в общеполитическом контексте.

Конвент конфискует мальтийские владения во Франции. Стоит обратить внимание на этот вселенский размах: Политический акт обретал черты волшебной мистерии. Осевшие в России мальтийцы с чисто иезуитской сметкой поспешили воспользоваться благоприятной конъюнктурой.

Павлу был поднесен странноватый для России титул протектора религии мальтийских рыцарей, то есть католической, и православный государь, не особенно задумываясь, принял его. Великий магистр Гомпеш также отблагодарил ценнейшими, в символическом смысле, дарами: Между тем Бонапарт по пути в Египет взял Мальту, без боя сданную предводителем военного ордена, за что капитул, собравшийся в России, вынес решение сместить злополучного Гомпеша. Тем более что кандидатура его вероятного преемника была оценена со всех сторон.

Граф Литта, великий приор, хорошо знал, с кем ему предстоит иметь дело, и, несмотря на то что уже несколько лет жил в Петербурге, явился ко двору в запыленной карете, словно паломник из дальних стран. Та же печать странствий лежала и на экипажах свиты, въехавших в гостеприимно распахнутые ворота Гатчинского дворца. Владелец, превосходно осведомленный о всех тонкостях ритуала, повелел препроводить депутацию в парадные покои.

Шильдера сей трогательный эпизод передан следующим образом: Приятно взволнованный император, всласть поигравший в молодости в масонские тайны, растрогался и принял предложенный ему почти опереточный титул. Поддержав гонимых, буквально подвешенных в воздухе рыцарей, Павел и вправду продемонстрировал классический донкихотский комплекс. Благородно, трогательно, но ведь и смешно. Есть основания полагать, что меткое замечание первого консула явилось реакцией на весть отнюдь не неожиданную, а, напротив, долгожданную.

Более того, операция с Мальтой была частью интриги, задуманной Та-лейраном- для того, чтобы поссорить Россию с Англией. Высадившись на острове, Наполеон едва ли надеялся удержать его надолго. Англичане, чей перевес на море был очевиден, вскоре отвоевали Мальту, бросив тем самым вызов новоиспеченному гроссмейстеру.

Антифранцузская коалиция в итоге распалась. Непомерная плата за средневековые побрякушки: Действо коронования, тем не менее, было совершено с подобающей пышностью в тронной зале Зимнего дворца, где собрались сенат, синод и вся придворная камарилья. Сохранился указ, подписанный государем: Салютовали пушки, шел парад войск, ночные небеса полыхали фейерверком. Зашевелились иезуиты, открыли монастыри трапписты, прибыл папский нунций, а сам великий понтифик получил приглашение посетить Петербург.

Невольно создавалось впечатление, что гигантская держава стала заморской территорией маленького островка, занятого к тому же чужеземным войском, и готовится переменить веру.

Злые языки даже уверяли, будто сам Павел нацелился на ватиканский престол и только ждет удобного момента, чтобы сменить Пия Седьмого. В атмосфере недоброго, экзальтированного ожидания, казалось, растворились границы возможного. Разве не сам папа освятил избрание в католические магистры православного государя? Видавшие виды вельможи, прожженные дипломаты и беззастенчивые дельцы почему-то и мысли не допускали, что великие мира сего тоже могут играть в бирюльки и при этом ловить рыбку в!

Поразительно чутко отреагировал Г. Державин, уловив дух тревожного ожидания роковой развязки. Тлетворный воздух занемогшей в гнетущем ожидании столицы дышал истерией. В изысканном Павловске, на туманных полянах бессонного парка, погруженного в сыворотку белых ночей, взвились вдруг девять мальтийских костров.

Исконное чародейство Европы вырвалось на просторы колдовской Иоанновой ночи. Павел, которому оставалось менее двух лет жизни, словно предчувствуя, как сожмется роковое кольцо заговоров, вдруг истово поверил, что ритуальное пламя защитит от измены и злых умыслов. Он слепо бил наотмашь, сражался с духами, не отличая преданности от измены, и верил, верил в огни, на которых крестоносцы сжигали во дни оны свои окровавленные бинты. Нет необходимости вспоминать здесь о последних годах Павла.

Александр Первый наотрез отказался от гроссмейстерских мальтийских регалий, оставив за собой лишь титул протектора. В году орден объявили несуществующим в пределах Российской империи, а вскоре мальтийцы потеряли опору и в немецких государствах.

В году капитул переехал в Рим, и с тех пор судьба ордена тесно связана с Ватиканом. Время от времени усилиями крайних реакционеров, вроде австрийского канцлера Меттерниха или прусского короля Фридриха-Вильгельма Четвертого, восстанавливались ненадолго отдельные приораты, но в целом братство влачило жалкое существование.

Даже великие магистры перестали выбираться. Лишь в году маркизу Санта-Кроче был дарован прежний титул. Это связано с тем, что сегодня кавалером или кавалерственной дамой ордена могут стать лица любого вероисповедания, в том числе и прежние недруги — мусульмане.

Быть может, он просто затаился и ждет, когда наступят более благоприятные времена. Ведьмы и сатанисты льют воду на его мельницу. Кто знает, куда качнутся качели общественного мнения, дойдя до крайней точки? Что, если люди, отшатнувшись от дьявола, вновь кинутся в спасительные объятия матери-церкви?

Нет, не только на улицах Вечного города смешались и перепутались времена Права старинная английская поговорка: What is hits is hystory, And what is mist is mystery.

Что в цель попало, то история, А где туман, там тайна. Собственно, мы и приближаемся сейчас к средоточию тайны. Оставленный ею мистический шлейф наложил неизгладимый отпечаток на всю дальнейшую историю.

В Милане мне посчастливилось увидеть лангедокские манускрипты с непревзойденными по изяществу миниатюрами и буквицами. Я держал в руках одну из немногих книг, уцелевших от загадочной катарской ереси, тайно расцветшей и безжалостно преданной огню. И все же, если бы мне пришлось выбирать заставку к повествованию об альбигойской ереси, я бы выбрал пламенную розу, а не бледную мистическую лилию. Не объятый пламенем эшафот, но сердце, сжигаемое в любовном огне. Перелистывая пергаментные страницы старинных рукописей, мы возвращаем прошлое, вызываем к жизни умолкнувшие звуки, отблеставшие краски.

И чужая печаль проникает нам в душу, чужие восторги кружат голову сумасшедшим неизведанным хмелем. У каждой эпохи своя цветовая гамма, своя мелодия. Случается, что торжественные хоралы и мессы легко заглушает скабрезная песенка, а нежная лютня перекрывает гулкие вздохи органов. Тысячелетие, условно разделившее античность и новые времена, с трудом умещается в прокрустовом ложе, традиционно именуемом средними веками.

Но на сей раз мы не последуем за рыцарской молодежью, увлеченной непостижимой мечтой. Не терновник, а розовый куст с его геральдической и оккультной, как вскоре увидим,символикой влечет нас на западный берег Средиземного моря. Мрачный фанатизм и невежество? Ужас перед адскими муками и постоянное ожидание Страшного суда? Да, всем этим действительно бредила замершая в ожидании вестей от крестоносцев Европа.

Но ведь было и нечто совсем иное. Полнокровная жизнерадостность, утонченная роскошь, куртуазная изысканность жестов и слов. Не только скрежет лат и свист рассекаемого мечами воздуха доносится из той невозвратной дали, не только жаркий треск костров опаляет лицо. Томительная любовная песня прорывается в похоронном звоне, пьянящее благоухание садов разливается над выжженным полем, пропахшим кровью и мертвечиной. Пусть же ледяное оцепенение каменной кладки согреет дыхание выпеченных хлебов и ладони, натруженные ратной работой, задрожат от случайного прикосновения пальцев, исколотых тонкой иглой.

Оно в соловьином безумстве, в журчании фонтана, в переливах росинок, зажженных луной. И все, о чем пропоет трубадур в этой душной, охваченной неизбывным томлением ночи, на века обретет емкость символа: Другу напомни про данное мною — Перстень заветный, застежку колета И поцелуй в подкрепленье обета.

Могло ли средневековье быть сплошным адом, в котором человечество пробыло тысячу лет и из которого это бедное человечество извлек Ренессанс? Готическая архитектура, зодчество и. Быть может, эта вспышка в ночи была преждевременной, но, однажды воссияв, она оставила по себе неизгладимую память. Дети своего времени, трубадуры а вслед за ними миннезингеры и ваганты отдали, подобно алхимикам, дань герметизму. В известном смысле они были объединены в духовно-рыцарский орден с особой ритуальной символикой но размытой, если только она вообще существовала, иерархией.

Только перед певцом Любви, сумевшим разгадать и таинственный смысл, раскрывались ворота. Здесь можно увидеть явное указание на мистерию, с ее степенями посвящения и эзотерическим языком. Не случайно трубадуры узнавали друг друга по тайным знакам. Олицетворением куртуазной поэзии был образ Прекрасной Дамы.

Грациозно швырнув перчатку угрюмому аскетизму и ханжеству, трубадуры вознесли на небеса земную любовь с ее мукой и радостями и оживили любовь небесную жаркой земной кровью. Как и крестоносцы, которые, посвятив себя пречистой деве, избирали еще и даму сердца, трубадуры венчали свою Донну двойной короной. Один золотой обруч возлагали на прелестное чело владычицы дум, другой олицетворял возвышенную философскую идею Вечной Женственности. Пройдут столетия, и сияние этих венцов озарит Владимира Соловьева и Александра Блока.

Образный строй тру-бадурских альб и кансон, низведенный затем до уровня штампа, предполагает безмерное преувеличение и силы чувства поэта, и совершенств его Донны.

Это дань куртуазной игре, придворному этикету, требовавшему от вассала ритуального поклонения Первой Даме, как правило жене сеньора. Но как нарастает пьянящая волна, как розовеет она живой кровью сердечных ран! Владычица любовь, трубадурская finamor, смеясь, разбивала сословные преграды, как цветочные цепи, разрывала феодальные узы, подтачивала символы веры.

Перед ее божественной властью все были равны: И оба одинаково гордились званием трубадура, странствующего рыцаря Донны Любви. Гильом не страшится расплаты и не уповает на небесное блаженство. Если он и сожалеет о чем-то, то лишь о бренности человеческой жизни. Близится к концу сверкающий карнавал. Покинув освещенные залы, вереницы гостей исчезают в темных аллеях сада. За позолоченной маской ритуальной символики возникает задумчивый лик странника-трубадура, проскользнувшего через ворота в очарованный замок.

Юный паж, кого ласково и игриво поманила когда-то Любовь, он внезапно увидел свое отражение в зеркале пруда и понял, что стал совершенно седым. Отнимая занемевшую руку от раны, он ждет последнего посвящения, а где-то рядом, обагрив Белую Розу последней капелькой крови, умолк пронзенный шипом соловей.

Преувеличенное восхваление Донны — еще не ересь, а только опасная блажь, но постижение общечеловеческих истин открывает дорогу к безбожию. Пейре де Барджак склонился над водным зеркалом и убрал с груди окровавленную руку:. Лишь позовите — и помощь подам Из сострадания к вашим слезам! Платы не надо — ни ласк, ни речей, Даже обещанных вами ночей, Что, вопреки вашим нежным словам, Не удосужились вы подарить,— За вероломство не стану корить, С просьбой пришел я — меня отпустить, Вот и порвется последняя нить.

Продолжая служить возвышенной идее, он развенчивает кумир и порывает обеты. С каким кристальным, с каким возвышенным благородством! Для рыцаря — храмовника, госпитальера — такое было бы немыслимо. Утрата божественного символа означала и отказ от самого божества. Получая плащ с крестом, рыцарь навеки связывал себя с орденом и небесной его патронессой.

Свободомыслие — беспокойный, в полном смысле этого слова сжигающий дар. Оно неотделимо от обостренного ощущения своего человеческого достоинства. Пейре Карденаль, усомнившись однажды в моральной правомерности официально прокламируемого миропорядка пойдет в своем свободомыслии до конца. Пускай мои стихи меня спасут И от кромешного избавят ада!

С присущей средневековью универсальностью он нанесет удар сразу по всей структуре феодального общества. Наш император мнит, Что всюду он царит, Король свой трон хранит, А граф владычит с ним И с рыцарством своим,— Поп правит без парада, Но поп неодолим Детство и юность Карденаля, который родился около года, опалили жестокие альбигойские войны, приведшие к опустошению Прованса и Аквитании. Трубадуров и альбигойцев соединило общее горе, спаяла ненависть.

Они пели одни песни, бились спина к спине и горели на одних кострах. Летит над остывшим пепелищем j сирвентёс Гильома Фигейра, пробуждая скорбное эхо.

Пора и нам в Лангедок на Поле мучеников, где стоит теперь строгий белый обелиск. Лангедок-ское графство простиралось от Аквитании до Прованса и от Пиренеев до Керси. Но если на севере все еще исповедовали католичество, то во владениях графов Тулуз ских все шире распространялась опасная ересь, таинственными путями проникшая во Францию из далекой Азии. Это бог добра и бог зла. В остроконечных колпаках халдейских звездочетов, в черных, подпоясанных веревкой одеждах, пошли они по пыльным дорогам Лангедока, проповедуя повсюду свое вероучение.

Одна из этих заповедей — основная: Опасная во все времена, она, быть может, еще более страшила сильных мира сего, чем сама доктрина катаров. Впрочем, они неотделимы друг от друга.

Символ веры и образ жизни. Мир существует вечно, учили катары, он не имеет ни начала, ни конца Земля не могла быть сотворена богом, ибо это значило бы, что бог сотворил порочное Христос-человек никогда не рождался, не жил и не умирал на земле, так как евангельский рассказ о Христе является выдумкой католических попов Крещение бесполезно, ибо оно проводится над младенцами, не имеющими разума, и никак не предохраняет человека от грядущих грехов Крест не символ веры, а орудие пытки, в Риме на нем распинали людей.

Конечно, этого было вполне достаточно, чтобы поднять христианский мир на крестовый поход против страшной заразы, идущей с юга. Благо интересы церкви здесь целиком сходились с тайными устремлениями французских королей. Ведь и Филипп Второй Август и Людовик Восьмой давно уже точили зубы на богатое Тулузское графство, которое было бы так славно присоединить к королевскому домену. А тут еще говорят, что Раймунд Шестой граф Тулуз-ский — еретик, не признает католических таинств, отрицает святую троицу, ад и чистилище, а земную жизнь именует творением Сатаны.

Чего же, кажется, лучше? Не пора ли созывать баронов? Но Рим почему-то медлил с началом похода, и на то были свои причины. Одна из них, скорее всего, заключалась в том, что катары очень скрытно проповедовали свое вероучение. Шпионы великого понтифика не могли ответить даже на самые простые вопросы владыки. Где они совершают свои богослужения и совершают ли они их вообще? Нет, ничего достоверного узнать о катарах не удалось.

Может быть, виной тому был простой и очень человечный принцип: Но чем менее известно было о новой ереси, тем страшнее она казалась. Тогда он попытался победить еретических проповедников силой своего красноречия и мрачной глубиной веры, но люди больше не верили в спасительную силу пролитой на Голгофе святой крови. Фра Доминик покинул Тулузу, глубоко убежденный, что страшную ересь можно сломить только военной силой.

Вторжение стало решенным делом. Личной буллой великий понтифик подчинил недавно учрежденную святую инквизицию попечению ордена доминиканцев — псов господних. После убийства легата Пьера де Кастелно в году римский первосвященник провозгласил крестовый поход, и христианнейший король Филипп Второй Август, развернув орифламму, двинул к границам Лангедока закованных в сталь баронов и армию в 50 тысяч копий.

Предводитель крестоносцев Симон де Монфор, чьим фамильным знаком был серебряный крест, не щадил ни стариков, ни детей. Умирает Иннокентий, и конклав кардиналов избирает нового папу; три короля сменяются на французском престоле, а в Лангедоке полыхает пламя восстаний, вызванных карательной экспедицией.

В одном лишь Безье, согнав жителей к церкви святого Назария, каратели перебили 20 тысяч человек. Безье горел три дня; древний Каркассон, у стен которого ката-Ры дали последний бой, был наполовину разрушен. Это была не только последняя цитадель альбигойцев, но и их святилище. Сожжение тамплиеров во главе с Жаком Молэ.

Французская рукопись XV в. Стены и амбразуры Монсегюра были строго ориентированы по странам света и, подобно Стоунхенджу друидов, позволяли вычислять дни солнцестояния.

Среди защитников крепости, возведенной на вершине горы, было всего около сотни военных. Но и сотня воинов целый год противостояла 10 тысячам осаждавших крепость крестоносцев. Все же силы были слишком неравны. Однажды ночью крестоносцы втащили на крохотную скальную площадку тяжелую катапульту и забросали замок камнями. Эти каменные ядра и сейчас лежат у разбитых стен Монсегюра В марте года Монсегюр пал, а спустя несколько дней уцелевших после штурма катаров взошли на костер.

Спустившись с заоблачных круч Монсегюра, они тайно унесли свои неведомые миру сокровища. В протоколе допроса, который был учинен под пыткой коменданту крепости Монсегюр Ар-но-Роже де Мирпуа, значится: Я сам организовал их побег, они унесли с собой наши сокровища. Крестоносцы спешно снарядили погоню, но беглецы как в воду канули.

Уцелевшим воинам, оборонявшим Монсегюр, обещали жизнь, если они отрекутся от ереси и признают святые таинства, троицу и папу — наместника святого Петра. Тех, которые отказались, тут же повесили, остальные же, став на колени, заявили о своем отречении.

Тогда какой-то монах распорядился привести собаку и стал поочередно совать альбигойцам нож, чтоб испытать, насколько тверды они в своем отречении. Но ни один из них не взял греха на душу и не напитал землю кровью невинной твари. Тогда их всех повесили на ветках дубов. Он стоял у столба со связанными за спиной руками, обложенный поленьями и хворостом, а белые волосы его тихо шевелились под ласковым весенним ветерком.

Потом все потонуло и исчезло в дыму. Белую лилию с розой, С алою розой мы сочетаем. Тайной пророческой грезой Вечную истину мы обретаем. Жемчуг свой в чашу бросайте скорее! Нашу голубку свяжите Новыми кольцами древнего змея. Как мы вскоре увидим, новая совместная акция будет разыграна почти в точности по альбигойским нотам. Истоки явной катарской ереси и вероятной ереси тамплиерской затерялись в смутных веках, предшествовавших становлению христианства.

Но уже в учениях гностиков от греческого гно-сис — познание и манихеев, смешавшихся на щедрой почве Александрии и Вавилона, где Запад и Восток переплелись подобно змеям на жезле Гермеса — посланца богов, они выбиваются на поверхность. Александрии с ее храмами всех религий, бесчисленными сектами и философскими школами суждено было уподобиться алхимическому горну, соединившему мистические устремления греков, иудеев и египтян в фантастический сплав, легко поддающийся ковке и способный отлиться в любую самую причудливую, форму.

Когда же к гностическим и ма-нихейским учениям добавилось первоначальное христианство, раскаленная масса напрочь разнесла огнеупорную кладку печи и устремилась наружу. Вместо долгожданной универсальной религии, которую готовы были принять не только фараоны из эллинской династии Птолемеев, но и сменившие их цезари, возникла гремучая смесь вселенской ереси. Отголоски взрыва, потрясшего христианство, мы различим не только в квазинаучных построениях оккультизма, в учениях алхимиков, розенкрейцеров и обрядной символике позднейших масонов.

Все без исключения области мистики, будь то альбигойский ритуал, современное колдовское шоу или протонацист-ская мистика, несут на себе выжженное клеймо герметического тигля, в котором клокотал и бился неукротимый металл.

Гностики взлелеяли идею вечной, невидимой и неизвестной сущности, изначально не способной к покою. Излучаясь и заполняя Вселенную, она творила реальности бытия, терявшие свое совершенство по мере удаления от гипотетического центра. Как и у прочих религиозных систем, у гностиков тоже была основная триада. Высшие истечения, суть составные части и носители свойств божества, назывались зонами. Отсюда присущая миросоздателю полярность, равное сочетание света и тьмы, добра и зла, силы и слабости.

Человеческая душа рисовалась поэтому в образе пленника, заключенного в узилище несовершенного сотканного из противоположных начал мира. Страдающие, обремененные материей души мог освободить лишь искупитель —4 одна из высших ипостасей божественного разума, мирового! Отсюд и деление людей в соответстви с преобладанием в них матери ального или духовного начала н классы, точнее — на касты, иб границы мнились изначальн ненарушимыми.

Отсюда и трубадурская альба — песнь утреннего восхода и протянувшаяся сквозь времена лучезарная нить: Мы не раз еще столкнемся с этими символическими понятиями, как и с духовной дискриминацией по отношению Я низшим кастам — порождениям тьмы.

Извращенные толкователи, как известно, могут опорочить любую мысль. Набиравшему силу христианству пришлось вести ожесточенную борьбу с религиозным синкретизмом гностиков, готовых с одинаковым усердием молиться всем богам. Таков был жар бушующего в александрийском горне огня, напряжение распаленной ищущей мысли.

Учение персидского невольника Мани, которого столь ревностно почитали потом альбигойцы, явно недооценено историками. Оно пленяло умы и сердца людей не столько своей экзотикой, сколько прячущейся за причудливыми извивами мысли идеей универсальной связности всех проявлений бытия. Манихейство наложило неизгладимый отпечаток на религиозные искания европейцев, на их мировоззрение.

Жадно вбиравшая все новые и новые вероучения гностическая система, одновременно изощренно метафизичная и варварски пышная, должна была распасться в силу одной лишь сложности, как распадается, излучая свет, перегруженное нуклонами атомное ядро. Присоединив к иудео-вавилонским и египетским воззрениям на посмертное существование явно заимствованную из Индии идею вечного перерождения, александрийские гермети-сты заложили взрывчатку в эклектическое строение, возведенное усилиями гностиков — легендарного Симона Волхва и Менандра, Церита и апостола Милленарийского.

Но выстроенный с восточной роскошью храм тем не менее уцелел и, когда после темного периода гностицизма в Александрии возникла новая секта Василида, украсился очередными пристройками. По сути, это было уже не отдельное строение, а целый город, с обособленными, но тесно примыкавшими друг к другу кварталами. Не такой ли являлась и сама Александрия, собравшая пророков, мистиков и чудотворцев со всего света?

Цифровые значения букв, составляющих это магическое слово, столь полюбившееся средневековым чернокнижникам, дают при их сложении То же количество дней солнечного года получается при умножении цифровых значений букв в имени персидского бога Митры — Miethras, и в галльском названии солнца — Belenos, и в грозном имени Baal Древнего Вавилона. Арифметические упражнения васили-диан, продолжавшиеся с большим или меньшим успехом на протяжении всей истории, вернули абстрактной идее верховного бога первоначальный астрономический, а точнее, солярный солнечный смысл, вновь уравняв утонченную теологию христианства с эзотерическими учениями язычества.

Отсюда и герметический принцип: По иронии судьбы инквизиция впоследствии возжгла костры для очищения еретических душ, а не ради обновления материи. От секты василидиан отпочковались офиты, назвавшие себя по имени змея, искусившего человеческую праматерь и даровавшего людям плод познания. Так был сделан существенный вклад в фундамент сатанистского храма. Дело офитов с успехом продолжили кананиты, провозгласившие Каина, убившего брата Авеля символ слепой веры, по их воззрениям первым гностиком, наказанным богом Яхве.

В Амстердаме я видел гравюру XVII века, на которой были изображены ухмыляющиеся национальные гвардейцы, разгоняющие алебардами толпы обнаженных фанатиков, заполнивших улицы голландской столицы. Ничто, как мы видим, не проходит бесследно, любой спектакль, промелькнувший на мировых подмостках, находит в грядущем новых режиссеров-постановщиков. Масонские ложи, особенно те, что возникли под влиянием Калиостро, беззастенчиво переняли церемонии гностиков-пепузитов, обставлявших свои обряды фантасмагорическими сценами, в которых участвовала женщина, загримированная под греческую богиню Цереру или египетскую Исиду.

Она являлась из тьмы в звездном венце, с солнечным диском на темени и лунным серпом у ног. Но вернемся к манихеям — предшественникам альбигойцев. О подробностях жизни пророка Мани почти нет достоверных сведений, но легенда, как водится, с лихвой заполнила зияющие провалы. Он родился, по-видимому, около года н. Черпая понемногу из разных источников, он выработал свою христианско-гностическук доктрину и под именем Паракле-ита начал проповедовать новое учение при дворе персидскогс царя Спора, точнее Шапура Первого.

Трудно сказать, наскольк успешна была миссионерская деятельность Мани. Извести лишь, что он обошел многи города и страны, добрался до границ Индии и Китая, где познакомился с даосами и буддийскими монахами.

Скорее всего, именно в этот насыщенный активной деятельностью период он угодил в рабство, откуда его выкупила какая-то богатая вдова.

Вскоре так же стали называться и сами сектанты. На какое-то время Мани совершенно исчез из их поля зре ния, удалившись в пещеру, где питался одной травой. В конце царствования Шапура Первого он вновь возвратился в Персию, где в марте года был распят по наущению месл ных магов.

Впрочем, есть основа ния считать, что казнь произошла несколькими годами позднее, уже при Ваграме Первом. Как бы тс ни было, но последний факт биографии принес мятежному проповеднику желанный ореол мученика. Первое осеняло своей благодатной кроной север, восток и запад; второе, подобно пушкинскому анчару, произрастало одиноким изгоем где-то на юге.

Скорее всего, в Аравийской пустыне, чьи иссушающие, несущие тучи песка ветры испокон веков испепеляли сады и нивы Ирана. Ничто не окружает и не объемлет его; оно пребывает в своих плодах, и царство его в нем самом.

Его нет в стране южной, оно сокрыто в своем лоне. Однако, невзирая на стену, борьба Между добром и злом рисуется неизбежной. Это материя с ее мраком и грязью, бурями и потопами, демонами и отвратительными чудовищами ополчается на светоносный эфир. Так возникает вынужденное смешение частиц добра с беспросветным истечением адской бездны.

Именно смешение, потому что свет по своей исконной природе никому не может причинить никакого вреда. Он способен лишь парализовать смрадное и губительное дыхание тьмы присутствием в стане врага. Вот почему, ограждая доброе и разрушая злое начало, светоносные элементы продолжают лететь во тьму.

Область света, оказывается, обнимает пять основных средоточий василидианских эонов. Им противостоят скопища полярных эонов бездны. Добро, таким образом, персонифицируется разумом, знанием, мыслью, рассудком и волей, зло — прямо противоположными качествами.

Поглощенные истечениями бездны, плененные мраком невежества, первочеловек и его сыны продолжают вести войну с адскими силами. Вскоре усилиями духа на этом небе первобытных преданий запылало солнце, появились звезды и луна.

Потом родились реальные стихии — воздух, вода и огонь. Вспомним в этой связи египетскую богиню Нут, чье изогнутое аркой тело сделалось усыпанной звездами твердью. По сравнению с Ветхим заветом и александрийскими гностическими системами космогония Мани конечно же выглядела достаточно неуклюже, что, однако, не отпугнуло иных интеллектуалов, взращенных на учениях античных философов.

Не станем поэтому особенно удивляться тому, что даже такой откровенно восточной ереси удалось столь широко распространиться на Западе, причем сразу же после победы христианства над гностицизмом завоеванной в упорной борьбе.

Впрочем, едва ли здесь можно говорить о победе, по крайней мере о полной. Рассеянный, но не сдавшийся противник ушел в подполье. На протяжении всей истории церкви гностические и прочие ереси давали знать о себе волнами народного гнева.

При феодализме, когда во всех сферах духовной жизни господствовала религия, еретические учения сделались религиозной формой выражения непримирим мых классовых противоречий. Нередко они становились идеологическим знаменем социальных движений, направленных против существующего строя, поддерживаемого церковной иерархией. Содержание ереси зависело прежде всего от стадии развития и специфики экономических отношений в тех или иных государствах.

Ереси получили распространение в крестьянской среде и в городах, где охватили не толька широкие слои бюргерства, но и часть дворянства. Мистическим учениям свойственно возвращаться на историческую арену в несколько подновленном, а подчас и откровенна модернизированном облике. Мы еще обратимся к этому феномену. Воздержимся от дальнейшего пересказа мифологии манихейства. Прервав историю миросозиН дания манихеев где-то на стадии образования животных и растений, мы подведем ее непосредственно к Адаму и Еве, которые остались порождениями тьмы, хотя в нечистой плоти библейских прародителей и пребывали частицы света.

Для освобождения Адама от власти материи силы добра послали Иисуса, но не евангельского Христа, сына человеческого, а духа. Этот дух просветил плененный разум, освободил его от оков адского сна и открыл ему сияющие дали небес. Только теперь освобожденная мысль могла постичь основное таинство манихейского символа веры. Отверзтым очам Адама и Евы явился прекрасный, сотканный из света облик. Но скорбное лицо Христа, терзаемого хищниками, окружал беспросветный мрак.

Это было видение крестной муки, разлитого в природе божественного начала, обреченного на вечное страдание в круговороте смерти и возрождения. В каждом кровоточащем куске, в каждом сорванном плоде, в каждой растоптанной былинке всечасно и повсеместно стенала распинаемая плоть божества. Буйный дух исконных языческих мистерий так и рвался на простор из-под смиренной христианской вуали. Отсюда и основополагающие принципы манихейства: Здесь, как мы видим, Мани вплотную приблизился к индобуддийским представлениям о конечном слиянии освобожденной души с абсолютом.

Столь же сходны с буддийскими и налагаемые на манихеев запреты: Поэтому внешне громоздкий и варварски-фантастичный космогонический миф может иметь и другое, более утонченное, предназначенное для посвященных истолкование. Она слишком чиста и бесплотна, чтобы непосредственно соприкоснуться с материей, и потому посылает на борьбу с тьмой свою эманацию в образе первого человека.

Когда же у него недостает сил для победы в смертельной схватке, на помощь приходит искупитель, животворящий дух, освобождающий мысль от материального плена. Подобно тому, как буддийские монахи образом жизни и строгостью запретов отличались от простых прихожан, последователи Мани делились на два резко разделенных класса: Культ манихеев отличался строгостью, простотой и состоял в основном из молитв и песнопений. Это существенно облегчало тайное распространение религии.

Позднее, уже под влиянием христианского культа, они справляли обряды, похожие на крещение и причащение, что еще более помогло им приспособиться к обрядам официальной церкви. Сектанты, спаянные строгой дисциплиной и тайными ритуалами, выступали под знаменем изначального христианства, которое будто бы хотели восстановить во всей его первобытной чистоте. Но римская церковь сразу же ополчилась на раскольников, пришедших из ненавистной Персии.

Кодекс, принятый при римском императоре Феодосии Первом — , наполнен многочисленными законами против манихеев, которых преследовали по всей империи.

При матери византийского императора Анастасия Первого — , покровительствовавшей сектантам, манихеи распространились по всей Византии, но последовавшие вскоре гонения заставили их уйти в подполье. Переменив название и эмблематический язык, они покинули насиженные места и, как некогда Мани в пещере, исчезли с глаз сильных мира сего. Пройдут века, прежде чем в Болгарии, а затем и в Чехии появятся неведомо откуда пришедшие богомилы — духовные предшественники катаров.

Эти наследники павликиан и евхитов понесут манихейскую ересь в Ломбардию и Прованс. Продвигаясь по городам и весям к лазурным берегам Средиземного моря, богомильские проповедники заронили искры, которые вспыхнули через века и разгорелись вселенским пожаром. Их вещее слово было подхвачено гуситами и виклифистами, расчистившими путь Реформации. Очевидное торжество манихейства нельзя, однако, рассматривать как очередную победу Востока над Западом.

Противопоставления Востока Западу и, как следствие, обособление христианства изначально бессмысленно. Отсекая явление от его истоков, можно лишь сделать загадочными очевидные вещи, но не разрешить подлинные загадки. Не магические семена зороастризма способствовали расцвету манихейства, но прежде всего подготовленная к приятию его религиозная почва Вавилона, а затем и Европы.

Разве сама католическая церковь, рассматривавшая мир как арену непрерывной борьбы бога с дьяволом, не способствовала развитию дуализма? Для простого народа катары ничем не отличались от госпитальерских эмиссаров, от нищенствующих монахов, несущих в массы незамутненное слово господне. Не только неграмотные крестьяне, но и католические епископы, торгующие индульгенциями и церковными должностями, не усматривали на первых порах ничего экзотического в новой секте.

Кто только не прошел по мощенным еще римлянами дорогам Европы? Арнольдисты, вальден-сы, теперь патарены, павли-киане, катары — несть числа.

Тем более что манихеи всюду проповедовали простые, набившие оскомину истины: Завербованного в секту неофита неторопливо и осторожно увлекали все дальше от догматов папской церкви. Манихейские таинства преследовали две цели: Далеко не каждый допускался до этой ступени. Так было, например, в Орлеане, где в году с первыми катарами взошли на костер и их искренние приверженцы. Соединив полярности католицизма и манихейства, христианский дуализм Запада с зороастрийским дуализмом Востока, катарское учение окончательно уравняло в правах бога света, управлявшего невидимым миром, с богом тьмы, царившим в мире видимом.

Полонив ангелов — носителей света и заключив их в темницы плоти, Люцифер — сын темного бога — ведет борьбу с ветхозаветным Яхве, окруженным пророками с Моисеем во главе и эфирными созданиями — Иисусом, Марией, Иосифом, евангелистом Иоанном и прочими ангелами, принявшими человеческий облик.

Иисус открыл через обряд духовного крещения дорогу к освобождению скованным цепями плоти ангелам света и возвестил тем самым новую эру. Борьба света и тьмы закончится полнейшим раскрепощением светлого начала и обособлением обоих царств. Не вдаваясь в тонкости катарско-го вероучения, противоречивого и по-разному трактуемого той или иной сектой, отметим лишь роль, которую оно отводит Люциферу Сатанаилу у богомилов в мировом процессе.

Дьявол не только признается могущественной и равной богу силой, но и его диалектической противоположностью, необходимой для самого существования Вселенной. Мысль эта не исчезнет и не забудется, но станет некой философской основой для утверждения люциферского культа. Крестовый поход против альбигойцев, инквизиционные судилища в Испании, Фландрии и Германии огнем и мечом искоренят катарскую ересь и вместе с тем обессмертят дуалистический сатанизм.

О катарах, которые почитали за смертный грех убийство не только человека, но и животного за исключением змеи , станут говорить как о кровожадных разбойниках. Но главное, что поставит им в вину инквизиция, направляемая мрачными фанатиками вроде Конрада Марбургского или Роберта Болгарина, будет, конечно, служение дьяволу.

В дело пойдет полный набор мерзостей: И странное дело — клевета тоже окажется поразительно живучей. Измышлениям изуверов и палачей суждено передаваться из поколения в поколение, переходить от святош к погромщикам, скрепляя страшной печатью чи- стейший миф. Уже в наше время поставят по всей земле памятники безвинным мученикам, отдавшим жизнь за убеждения и веру, какой бы она ни была, но не развеется смрад помоев, которыми обливали, прежде чем отнять жизнь, узников инквизиции в различных ее формах.

То здесь, то там пробьются они из могил, отравят источник, замутят родниковую воду человеческой памяти. Но ненадолго, ибо клевета подобна поденке и полет ее короток, хоть и готовится он долгим копошением личинок, схороненных в илистом мраке. Жаль только, что взлетевшие над немочью вод насекомые успевают отложить яйца для новых полетов. Не пройдет и года, как я призову вас на суд божий и воздастся вам справедливая кара!

Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!.. Крестовые походы потерпели полное банкротство, но могущественнейший орден христианского мира выходил из войны, которую вел без перерыва почти лет, не претерпев существенного урона. Напротив, в Европе, усеянной аббатствами и неприступными замками, возведенными под наблюдением непревзойденных там-плиерских архитекторов, перед ним открывались широчайшие перспективы.

Между тем как паладины Навстречу трепетным врагам По равнинам Палестины Мчались, именуя дам К описываемому моменту уже нельзя отнести эти строки А. Прошло, безвозвратно прошло для французского рыцарства то легендарное время! Не только обеты, но и конечные цели ордена претерпели существенные перемены. По-иному стали толковать даже исконные символы тамплиеров, метившие, так сказать, краеугольные камни.

В фигурах на лошади стали видеть не рыцаря и паломника, а отцов-основателей Пайена и Сент-Омера, якобы имевших одного боевого коня на двоих. Казна ломилась от золота и захваченных на Востоке сокровищ. Поэтому самое время было напомнить о бедности.

А может, и не поминали, потому что вместе с последними паломниками из Палестины распространился жуткий слушок про то, как в тамплиерских святилищах пинают изображение распятого Христа.

Так в общих чертах выглядела ситуация к году, когда орден во главе с великим магистром Жаком де Молэ возвратился на родину. Оставив Иерусалим, орден с удвоенной силой принялся укреплять позиции и в западных и в восточных провинциях.

Его командор-ства были повсюду: Располагая неслыханным по тем временам доходом в миллионов франков ежегодно, они могли спокойно ждать, пока яблочко само упадет к ним в руки.

Вернее, не яблочко, а библейский гранат, в коем одни видели сверхчеловеческую мудрость, другие — мировую власть. Альфонс Четвертый, король Арагона и Наварры, даже объявил орден своим наследником, хотя страна и не подтвердила столь эксцентричного, мягко говоря, завещания. Когда в Париже, где железной рукой правил Филипп Четвертый, прозванный за ангельскую наружность Красивым, вспыхнуло восстание, король поспешил укрыться не где-нибудь, а в Тампле, исполинской крепости храме, возведенном для капитула ордена.

Тамплиеры, которым позднейшая молва приписывала пророческий дар, на свою голову защитили христианнейшего владыку от гнева народа. Пройдут считанные месяцы, и величавый сумрачный Тампль станет их последней тюрьмой.

Говорят, что будущие мученики неосторожна обнаружили перед алчным взором неблагодарного властелина свои несметные богатства, но это вряд ли существенно сказалось на их дальнейшей судьбе И папы и короли были превосходно осведомлены насчет тамплиерских сундуков, а растущее влияние ордена лишало их спокойного сна. Филипп знал о предостережении английских тамплиеров, сделанном Генриху Третьему: Подобно всем венценосцам, он не мог потерпет посягательств на право королей творить, причем безнаказаннонесправедливость.

Одним словом, столкновение вставшей на путь абсолютизм королевской власти с еще могучим, но исторически обреченньи порождением феодализма был неминуемо. Повода начать войну искать щ приходилось. Причина — сокрЯ вища ордена — была налицо, поводов сколько угодно. Недаром Ричард Львиное Сердце сказал перед смертью: Они не только возмутили весь христианский мир вздорным соперничеством с госпитальерами но и не раз вступали в союз с неверными, вели войны с Антиохией и Кипром, свергли с престола сюзерена Иерусалимского королевства, созданного крестоносцами, опустошили Грецию и Фракию.

Что же касается Франции, то здесь список их прегрешений отягощали возмутительный отказ участвовать в выкупе из египетского плена ЛюД0ВИКа Святого и, что было совсем непростительно, поддержка Арагонского королевства против французского Анжу. Собственно, он сам и распространял пасквили, возводившие на орден обвинения в безбожии, ереси и сатанинском грехе. А тут как нельзя кстати подвернулись два ренегата, один из которых — вспомним катара-отступника Роберта Болгарина — имел высокий сан приора Мон-фоконского.

Будучи осужден своим гроссмейстером на пожизненное заключение за многочисленные проступки, он с чьей-то помощью сумел бежать из подземной тюрьмы и сделался главным хулителем своих недавних братьев. История альбигойцев повторялась до мелочей. Все, таким образом, складывалось удачно для короля. Особенно радовало его благополучное окончание долгих хлопотливых распрей с наместником святого Петра папой Бонифацием Восьмым.

Это и в самом деле была ожесточенная свара. Королевские советники Петер Флотт и Гийом Нога-рэ в поте лица трудились над тем, чтобы покрепче прижать римского первосвященника, начав против него настоящую финансовую войну. Затем честолюбивый потомок катаров Ногарэ подал своему сюзерену еще одну недурную идею. Давний спор вокруг города Памье явно обещал взбаламутить церковное болото. Один из предшественников Бонифация на папском престоле, по сути, украл этот самый Памье у французской короны.

Во всяком случае, не заручился согласием короля, когда отделил город от тулузской епархии и образовал самостоятельное епископство. Много охотников было прибрать к рукам обожженные кострами земли катаров, и лучшего предлога возобновить распри трудно было выискать. С одной стороны, претензии французского короля на епископство Памье неоспоримы, с другой — дело это чисто церковное.

Римский первосвященник ответил на брошенный вызов как по подсказке. Но подсказчиком был его лютый враг. На пост памьес-кого епископа Бонифаций подобрал человека безгранично ему преданного, безусловно честного, но недалекого. Получив епископский посох и кольцо с аметистом, Бернар Саниссетти не придумал ничего лучшего, чем бросить вызов французскому королю.

В первой же публичной проповеди он провозгласил полную свою независимость от светской власти и, презрев приличия, отказался поехать в Париж. А власть Филиппа не от бога. Он дьявол, и обличье у него дьявольское. Кто служит ему, проклят будет во веки веков! Бальи выслушал пастыря в глубоком смущении и незамедлительно послал в Париж гонца с подробнейшим донесением. Филипп буквально затрясся от смеха.

И хотя все протекало, как было намечено, смертельно возненавидел простака епископа, чья епархия была лишь пешкой в игре сильных мира сего. Но французский король сумел сдержать неукротимый нрав свой, а папа не сумел. Филипп затаился, сжался, проглотил как будто бы оскорбление, а Бонифаций, распалясь от кажущегося успеха, пошел дальше, сделал еще один шаг к пропасти.

На удивление всей Европе епископ памьеский получил назначение при французском дворе. Великий понтифик назначил его своим легатом в Париже. Так Бернар Са-ниссетти стал дипломатическим старшиной и ближайшим кандидатом на красную кардинальскую шапку. Филипп Красивый и на этот раз смолчал, хотя мог, не задумываясь, вышвырнуть из своей столицы ненавистного клирика.

Но он метил выше и оставил епископа в покое. На время, разумеется, ибо не умел и не желал ничего забывать. Папа и его верный клеврет торжествовали. Смахнув с доски две королевские фигуры, Бонифаций решил, что настало время объявить Филиппу шах, и передвинул проходную пешку еще на одно поле.

На первом же приеме послов Саниссетти надменным, почти угрожающим тоном потребовал освобождения мятежного графа Фландрского. Это был уже открытый удар по политическим интересам Франции. Маленький епископ явно вышел за рамки извечных споров между светской и духовной властью. Он оскорбил короля, проявил явную неучтивость к французскому двору, поставив себя в один ряд с владетельными особами. Теперь у Филиппа были окончательно чазвязаны руки. Было лишь упоительное торжество ловкого охотника, загнавшего в ловушку вожделенную дичь.

Но правила охоты требовали проявления королевского гнева. И Филипп дал ему волю. Более того, он дал понять всем, что ослеплен бешенством, ибо этого требовали его дальнейшие планы.

Папского легата с позором выгнали из дворца, а мессир Ногарэ заготовил специальный протокол, в котором Бернар Саниссет обвинялся в оскорблении короля, измене, лихоимстве и других преступлениях. Юридически документ был составлен образцово, и лучшие законоведы Европы могли лишь восхищаться искусством французских коллег, которые ухитрились даже отсутствии доказательств лихоимства обратить против обвиняемого, а юридически спорную измену превратить в очевидность.

Зерна, которые посеял еще дед Филиппа, дали первый урожай Процветание наук и университетов принесло королю Франции чисто практическую пользу. Филипп по достоинству оценЛ громкий обвинительный акт при тив памьеского епископа. Простолюдин Ногарэ получил золотые шпоры, то есть рыцарское достоинство. Он получил даже большее: После скандального Изгнания своего легата папа потребовав предоставить ему как высшем духовному судье решение по делу епископа Памье.

Но Флотт и Ногарэ холодно отвергли все домогательства Бонифация Восьмого. Оправданий епископа даже слушать не стали. Он был лишен власти и как преступник препровожден под конвоем в парижскую тюрьму. Подгоняемый бешенством, папа пошел на крайние меры и обнародовал буллу, в которой утверждал за собой право верховного суда не только в вопросах веры, но и в светских делах.

Это была роковая ошибка. Флотт и Ногарэ могли поздравить себя с успехом. Свирепый вепрь попал в вырытую для него яму. Папские притязания всколыхнули весь христианский мир. Лишая французских королей всех преимуществ, формально подтвержденных грамотами предыдущих понтификов, булла Бонифация ударяла не только по короне, но прежде всего по интересам дворянства и горожан.

Вся Франция, вся Италия встали на сторону Филиппа. И финал его упорной войны с французским королем был тем самым уже предрешен. Отправив в Италию Гийома Ногарэ, снабженного последними червонцами из опустевшей казны, король уединился с Петром Флот-том. Он уже подыскивал подходящую кандидатуру на римско-католический престол.

Шахматная партия вот-вот должна была увенчаться победой. Ногарэ между тем вместе с ярым врагом Бонифация, римским патрицием Колонной, напал на папу в Ананьи и полонил его. Три дня не выпускали они Бонифация из его собственного дома, морили голодом, не давали спать.

Колонна, впрочем, этими притеснениями не ограничивался и частенько давал волю рукам. На третий день у Папы, доведенного до белого каления, разлилась желчь, и он впал в полубезумное состояние. Дни его были сочтены. Французский король поэтому вполне мог заняться поисками более приемлемой кандидатуры.

Перед его глазами стоял сверкающий мираж тамплиерских сокровищ. Бертрану де Готу, ставшему стараниями короля папой Климентом Пятым, было поставлено пять предварительных условий, которые тот с готовностью принял, хотя один пункт, последний, так и не был назван. Когда настало время свести счеты, король дал ясно понять, что он имел в виду, и потребовал помощи в аресте Жака де Молэ. По просьбе папы великий магистр оставил Кипр и приехал в Париж якобы на совещание по поводу новых военных акций в святой земле.

Вместе с ним прибыли 60 рыцарей, которые привезли тысяч золотых флоринов и большое количество серебра.