Современный политик. Охота на власть Рифат Шайхутдинов

У нас вы можете скачать книгу Современный политик. Охота на власть Рифат Шайхутдинов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Мы фиксируем отсутствие настоящих ценностей и трансценденций власти. Нынешние власти твердят о территориальной целостности, демократии и рынке, что в глазах народа выглядит глупо и бессмысленно: Но Россия там, где русский народ, а не территория.

Задача реальных и современных политиков — освоить а не скопировать демократию и рынок, создать такие трансценденции, которые позволят мобилизовать народ и открыть новые перспективы России.

Возникает стойкое впечатление, что власть забыла про народ, замечая лишь электорат. В различных регионах растут сепаратистские настроения. Большая часть населения привержена нероссийским ценностям: Нынешняя власть как будто не замечает народ, что приводит к постоянному росту взаимного непонимания и недоверия между властью, народом и бизнесом.

Мы видим, что в стране отсутствует современная и реальная политика. Политика пока сводится к предвыборной агитации, PR, мелким интригам и менеджменту по обслуживанию частных интересов отдельных групп. Наша задача — построить реальную политику, которая будет связана с проблемами реорганизации власти, новыми технологиями власти и общественных изменений, построения и развития независимых инстанций власти. Современная политика должна быть озадачена тем, чтобы сделать Россию конкурентоспособной в соревновании с сильнейшими странами мира.

Россия еще не потеряла суверенитет. Но раз за разом власти страны упускают возможность осуществить очередное действие по восстановлению суверенитета. Задача реальных и современных политиков — освоить те технологии власти и работы с организацией общества, которые позволили бы в полной мере восстановить суверенитет России. Мы не призываем к революции и бунту. Мы выступаем за технологичный и осмысленный путь преобразования и модернизации власти, общественного и политического устройства.

Либо современная российская политика сама модернизирует власть и общество — либо ее модернизируют другие под свои утилитарные цели, как это было в Грузии и Украине и как это скоро будет в Киргизии, Казахстане, Молдове и Беларуси. Либо российская политика станет подлинной политикой и Россия получит шанс стать одним из сильных и независимых игроков на мировом поле — либо она по-прежнему будет обслуживать интересы отдельных групп в.

Здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее! Для нас жизненно важно уловить, что разлито в самом воздухе сегодняшнего имитационно-зазеркально-го дня в котором нужно бежать, чтобы хотя бы оставаться на месте , где именно срезонирует современность. Тысячи людей пытаются сформулировать суть сегодняшнего мирового времени.

Но все эти попытки только фиксируют срезы того, что получается в тот момент, когда пишется очередная книга. Попробуем понять не результат, которого пока нет и не будет , а самый дух современности.

Человек вырвался за границы материальной среды, за границы природы и начинает переделывать то, что раньше существовало естественным образом: Создаются народы, социальные системы, стили бизнеса. Триста лет назад произошла научно-промышленная революция, которая запустила процесс игры с природой, процесс переделки материальной среды. Сегодня происходит революция покруче — предметами игры стали страны, государства, сообщества, традиции и культуры.

Ребенок встал на ножки, вышел из колыбели и дотянулся до кучи игрушек. Он их вертит, перекладывает, ломает, смотрит, что внутри, переделывает, швыряет на пол. От двух до пяти — возраст, когда можешь все, потому что все можешь превратить в игру и игрушку.

Человечество сегодня впало в такое же детство. Человек все ломает, перестраивает. Сломать и посмотреть, что там внутри, пересобрать и посмотреть, какие детали лишние. Разума тут нет, он остался в колыбели — разум в кантианском понимании, который формирует единый порядок. По Канту [3] , человечество строит царство разума, входя в этот порядок, неся его на себе.

Сегодня формируется порядок не разумный — а человеческий: Сегодняшний мир надо мыслить как коллаж порядков, калейдоскоп систем, игру частных проектов. Сегодня приоритет отдается игре и имитации, она становится важнее, чем последующая реализация ее может и вовсе не быть. Потому что если в результате имитации — прогноза, угрозы, оценки — конкурент сдастся, то потом может оказаться, что и действовать не надо. Теперь никто не знает перспективу прогресса, поскольку он одновременно осуществляется в разных точках — не линейно, а во всех направлениях.

В медицине, в технологиях, в структурах организаций. И все это — одновременно. Внутри человечества — Большой взрыв, разбухание Вселенной. Фронт прогресса сегодня — в каждой точке по всему объему. И о том, что будет завтра, известно только одно — завтра будет не похоже на сегодня. Дух современности — в том, что воля к власти вырвалась на свободу.

При этом современный мир предоставляет нам массу технологических и организационных возможностей для грандиозных игр. Воля к власти на свободе — значит, можно переделывать людей прежде всего — себя , их сознание, переделывать способы коммуникации, переделывать систему взаимодействия, менять способы производства. Очень скоро это перейдет из разряда уникальных умений в режим технического творчества. Воля к власти состоит сегодня в том, чтобы пытаться всех включить в свой тип порядка. В этом — дух современности.

Он себе все подчиняет. Подчинение идейное, смысловое, организационное — потому что власть сегодня пользуется не материальными инструментами, а идеальными. Власть и сама — сущность нематериальная. Те, кто этого не понимает, забывают историю и не видят современности.

Дух коммунизма привел к созданию гигантской империи СССР. Дух созидающей власти совершил немецкое и японское чудо. Современные действия США, которые все справедливо осуждают, связаны с попранием территорий, права, любых материальных пределов.

Даже войны ведутся сегодня не танками, а в информационном и смысловом пространстве. США сумели склонить к предательству иракских офицеров и выиграли первый тур — сейчас идейная война разворачивается в Ираке уже против них самих. Чтобы быть на равных с веком, нужно понимать, какого рода реальность творится сегодня. Эта реальность — в приоритете самореализации, конкуренции и создания уникальности уникальных ресурсов , в построении организационных форм, в разработке новых форм действий, которые никто не сможет не то что поймать, но даже поначалу увидеть и понять, в приоритете постоянной коммуникации между центрами власти, силы.

Сегодня реальность в том, что принцип договоренности отброшен. Никто не соблюдает границ, никто не соблюдает договоренностей. Американцы это провозглашают прямо. И проблема современной ситуации — кто раньше и эффективнее выйдет за границы существующего порядка и права, существующего положения дел, за границы реального, материального. Единственным способом выйти за существующие границы является понимание того, что конкуренция происходит на уровне идей, на уровне смыслов, понятий, только следом за этим — на уровне организационных форм, и только потом — на уровне экономики, материальных форм, ресурсов.

Сознание российской правящей верхушки устроено прямо наоборот. И в этом смысле она обречена. Сегодня власть вне идеального невозможна. Власть в первую очередь оперирует нематериальными сущностями. А значит, она сама порождается через отнесение к идеям — смыслам, кодам коммуникации [4] , имитациям. Трансформация мира происходит через трансформацию власти. Трансформация власти происходит через трансформацию идей. Вот почему мы придаем такое значение политике и дискуссиям — вне них сегодня власть невозможна.

В России принято считать, что политика должна быть связана с принятием решений для поддержания существующего общественного устройства. Это заблуждение, оно только препятствует выходу в реальное политическое пространство, заставляет втягиваться в решение огромного числа мелких вопросов [5]. Мы сегодня отвечаем на вопросы о том, как должны быть устроены общество и власть.

Именно из этой, политической сферы вырастают новые типы власти и новые типы общественных процессов. Выясняется, что дух современности — безудержного социального творчества, наглого варварства, дух переступания пределов — проявляется во всем.

Единицы политики — территориальные, государственные, политические — постоянно трансформируются, ищут альянсы, расходятся. Раньше играли между собой государства — сегодня это союзы, группы, международные организации, транснациональные корпорации, даже отдельные сверхличности наподобие Дж. Сороса, а самое главное — типы общественного устройства и идеологические конструкции. Советский Союз распался — и через пятнадцать лет бывшие союзники России уже втянуты в другие орбиты.

Германия объединилась и инициировала создание единой Европы, а сегодня уже отработана технология вовлечения и полного включения периферийных стран в европейский порядок и начинается жесткая политика уже внутри ЕС. Неформальные клубы лидеров государств и международные рейтинговые агентства теснят ООН. На территории Югославии, Грузии, Украины политики новой формации отрабатывают типовые способы создания новых стран.

Государства распространяют себя так далеко, как могут США и в этом лидер. За борьбой партий внутри стран пристально следят политики всего мира. Общественно-политическое устройство стран власти меняют в зависимости от актуальной ситуации.

Больше нет преград для того, чтобы из капиталистической страны при необходимости сделать социалистическую, тоталитарный режим превратить в демократический и наоборот. Это стало чисто техническим вопросом.

Идеологические вопросы — какой строй, какое общественное устройство справедливее — отошли в прошлое.

Предмет дискуссий сегодня — технологические приемы: Збигнев Бжезинский двадцать лет назад писал о мире как о шахматной доске, на которой свои партии разыгрывают два игрока по правилам, известным всем 3. Если бы мы попытались сегодня так размышлять над мировыми процессами, у нас бы ничего не вышло.

Игроки стали разнокачественными, неоднородными, они пытаются устанавливать новые отношения и формировать альянсы, которые живут не дольше, чем это необходимо. Все игры ведутся одновременно, прямая конкуренция зачастую отсутствует вовсе каждый преследует свой интерес, не связанный с интересами других. Выигрывают в такой игре уже не за счет материального превосходства, а за счет смены самих правил и создания организационных структур.

Именно они становятся ресурсом и инструментом влияния на других участников это хорошо видно на примере работы государств с такими структурами, как ООН, МВФ, ВТО, фондами и клубами, способными влиять на ситуацию. Если это и шахматы, то шахматы в сумасшедшем доме: К тому же это игра без начала и без конца. Мировой порядок перестал обуславливаться историческими причинами, как это было при смене феодализма капитализмом.

Он уже не может ни складываться естественно, ни проектироваться: Как только мы это скажем, окажется, что мир уже изменился. За бегущим днем поспеть все труднее: Ключевой проблемой современной политики стал вопрос об участии в становлении мирового порядка.

Становление мирового порядка и игры по этому поводу стали реальностью мировой политики. Реальностью, которую пора признать и начать осваивать. Человеческая история за последние десять тысяч лет есть не что иное, как непрерывный пересмотр результатов приватизации. Вряд ли история кончится из-за того, что несколько человек украли много денег.

Даже если эти несколько человек наймут себе по три Фукуямы каждый. Сегодня бессмысленно размышлять над вопросом об окончательном выигрыше на современном политическом поле. Раньше долгие периоды стабильных правил игры перемежались краткими периодами трансформаций. Сегодня мир меняется постоянно. Перманентная революция Троцкого победила. Это означает, что старая концепция войны, когда в конкуренции можно победить окончательно, за счет осуществления разового усилия, больше не работает.

Конкуренция стала реальностью — вечной реальностью. На то, что она однажды закончится чьей-то окончательной победой, рассчитывать уже нельзя. Одними из первых это поняли элиты США. Констатируя, что сегодня США являются ведущим игроком на мировой арене 5 , американцы, тем не менее, ставят задачу достижения интеллектуального и организационного превосходства 6. Только это позволит им постоянно оставаться сильным игроком в международной политической игре по трансформации мирового порядка 7.

Основные действия в современном мире осуществляются на смысловом, интерпретационном, трансцендентальном уровне а материальные изменения происходят уже как следствие этого. Ведущие игроки создают формулируют, фиксируют все новые и новые угрозы, в преодоление которых вовлекаются все остальные например, угроза войны, угроза терроризма, финансового кризиса, глобального потепления.

Эти угрозы не возникали исторически — их сформировали сознательно как средство изменения сложившегося мирового порядка: Еще одно средство — новые основания для типологизации стран, связанные с этими угрозами: Это позволяет применять к этим странам ранее невообразимые меры: Построение новых знаний о мире — важнейшее сегодня средство власти.

Ведь знания больше не появляются естественно, в рефлексии — они строятся. Строятся в специальных организациях институты, think tanks, centres of excellence — фабрики мысли и центры создания превосходства — и т. Например, сегодня всем известно, что в мире есть такое явление, как терроризм. Существует много теорий, которые разъясняют его причины и демонстрируют, что именно изменилось в мире в связи с его появлением.

И хотя разные исследователи расходятся в версиях, достоверно известно одно — терроризм есть, и это проблема мирового масштаба, которую необходимо решать. Однако само это знание о терроризме отнюдь не является очевидным. Да, акты террора происходят по всему миру.

Сегодня разворачивается процесс, начатый Киотским протоколом. Экономическое знание от влиятельных, в основном американских школ разрушило СССР. По-видимому, эти средства начали опробоваться на СССР еще во времена холодной войны. И хотя Советский Союз в той войне был одним из двух основных игроков, его правящая верхушка не освоила ее опыт.

Подобные игры ей пока недоступны. Точно так же она не отрефлектировала опыт социальной трансформации в Германии, в Китае и, как ни странно, даже у себя в СССР. Наши политики, по-видимому, не понимают и даже не пытаются понять, как Германия в х годах смогла за 10 лет в сотни раз увеличить ВВП и стать одним из ключевых игроков в мире; как за счет коллективизации и индустриализации удалось за короткий срок из аграрной страны, которой была Россия, сделать одну из наиболее грозных и мощных стран.

А ведь и там и там эффект был достигнут за счет введения новых смысловых структур, которые возродили народный дух и изменили социальное и организационное устройство страны. Мол, отважно взвейтесь над пропастью, покрепче долбанитесь о дно, а потом до вас донесутся вежливые аплодисменты мирового сообщества. А может, лучше без этих аплодисментов и без пропасти?

Ведь жила Россия своим умом тысячу лет и неплохо выходило, достаточно на карту мира посмотреть. А теперь нам, значит, пора в плавильный котел…. Если мы в России собираемся участвовать в современной политике, то важно понимать, что изменился сам принцип расслоения людей, обществ и стран. Существуют стандарты и образцы ведения деятельности, и те, кто работает в них, оказываются эксплуатируемыми теми, кто эти стандарты разрабатывает и изменяет.

Бизнесмены платят вынуждены платить огромные деньги для переобучения сотрудников, смены технологий, если они не соответствуют стандартам, и т. Тот, кто способен формировать критерии наличия или отсутствия в стране рыночной экономики, начинает реально управлять происходящими процессами в стране — если она не может отказаться от реализации этой идеи.

Именно в этой точке появляется современная проблема суверенности государства. Суверенным теперь может считать себя только такое государство, которое способно формировать для себя образцы и стереотипы и навязывать их всем остальным. Не будем бояться грубости: Их делают такими, какими нужно. Это происходит за счет систем образования, формирования образов жизни, развития способностей в специально построенных структурах и т.

Вопрос о том, какие люди нужны, например США, чтобы выйти за границы ведущейся конкуренции, обсуждается открыто и технично Вопрос о том, что люди должны видеть и считать существующим, тоже стал решаться технически.

Это вопрос о том, как, не меняя материальной составляющей, за счет символов и образцов, изменить сознание людей — так, чтобы они начали считать важным и принципиальным то, что нужно осуществляющим эту операцию.

Далее по отношению к этому уже можно осуществлять нужные действия. Раньше такую операцию производила церковь, позднее — идеология. Сейчас эти технологии освоили СМИ и реклама. Хотя на материальном уровне при этом ничего не изменяется.

Способы и средства коммуникации, связи и взаимодействия. Тот, кто может организовывать и управлять интенсивностью коммуникаций, их содержательным наполнением и интерпретациями, начинает управлять и общественными процессами.

Именно в силу того, что эта сфера начала интенсивно осваиваться, сегодня так быстро развиваются СМИ и реклама. Задачи на организацию технической среды ставятся уже не исходя из логики развития технологий, а исходя из того, что необходимо для достижения организационного и интеллектуального превосходства, для достижения конкурентоспособности или развития новых образцов общественного устройства.

Показателен пример американцев, которые для решения задачи борьбы с терроризмом начинают использовать новейшие технологии и вынуждают своих граждан их осваивать Иными словами, на первый план выходят те средства, которые позволяют изменить сами основания действия людей и тем самым сменить тип возможных действий на тот, который нужен.

Эти технологии власти на порядок эффективнее, чем работа по изменению внешних форм организации: Если изменить основания действия людей, то все внешние формы они изменят сами. Изменение же основания действия осуществляется за счет образования, социальных и организационных технологий, позволяющих сформировать нужное ориентационное пространство, и т.

Игра сегодня ведется именно здесь. Современная конкуренция на мировом политическом поле ведется в большей степени за счет таких технологий. И вперед вырываются те игроки, которые способны быстрее разрабатывать и применять такие технологии. Этот ресурс может быть общественным, образовательным, технологическим или даже экономическим. Он рассматривается не как самоценность, а как инструмент, за счет которого можно взаимодействовать с остальными.

Так, Япония в качестве ресурса использует технологическое превосходство, Европейский союз — права человека. Только выработав и оформив в мировом пространстве себя как обладателя исключительного, другим недоступного но необходимого ресурса, игрок появляется на поле мировой политики. С ним начинают взаимодействовать.

Охрана и удержание исключительности после этого ресурса становятся задачей, совпадающей с вопросом о суверенности страны;. Взаимодействие необходимо, чтобы оставаться игроком.

Тот, кто в такое взаимодействие не включается, попадает в изоляцию и становится вторичным участником мировой политики, ее объектом. Среди игроков сегодня мы видим не только отдельные государства, но и их объединения, отдельные сферы бизнеса, могущественные корпорации, а иногда даже отдельных людей. Тот факт, что именно такие способности приводят к выигрышу в современном мире, можно продемонстрировать на примере разных сфер: Кто начинает выигрывать в политике?

Тот, кто начинает формировать новые смыслы, новые понятия, новые ориентиры. Для политика важной способностью становится не перенимать готовые решения, а участвовать в обсуждении и решении проблем. Решения всегда реактивны и взяты из прошлого, а значит — их использование уже заведомо ведет к проигрышу по сравнению с теми, кто проблемы и решения формирует.

Выигрывает тот, кто включается в формирование проблем, угроз и вызовов — причем не на уровне роста ВВП страны, а на уровне современной политической ситуации. Кто начинает выигрывать во власти? Тот, кто способен максимально эксплуатировать самодвижение людей, создавая одновременно и все большее количество свобод, и все большее количество ограничений.

Власть — многофокусная структура, которая покрывает все большее количество все более разнообразных явлений общества, выдвижение значимых идеальных конструкций. Современная власть не заставляет людей двигаться в одном строго определенном направлении. Она лишь создает возможности — а энергию такого самодвижения оформляет в конструкцию нового порядка [7].

Сегодня уже не государство является источником власти, а власть использует государство в качестве одного из механизмов организации общественных процессов. Кто выигрывает в социальной жизни?

Тот, кто способен осуществлять переход от замкнутых структур и групп к вопросам самоорганизации и доверия. Тот, кто понимает, что в социальной жизни интенсифицируется население самодеятельное, самодвижущееся в смысле мобильности , самоорганизующееся в разные группировки и что при этом возникает проблема распознавания и идентификации, доверия и кодификации.

Тот, кто способен формировать механизмы, которые позволяют динамично перемещать социальные усилия и социальный капитал в новые сферы новые производства, новые проблемы, новые территории. Эти способы уже давно активно используются в бизнесе для продвижения продукции: Теперь дело за тем, чтобы начать использовать это в политике. Именно социальные процессы формирование нового народа были использованы в Украине при недавней смене власти.

Кто начинает выигрывать в экономике? Уже не тот, кто обладает капиталом, богатством или еще чем-то, а тот, кто строит для других сети, в которые они попадают. Тот, кто задает стандарты. Тот, кто организует других для решения общих задач — например, создает фонды, в которых капитал концентрируется и перераспределяется.

Тот, кто умеет создавать из себя в бизнесе некоторую исключительность, недоступную для других. Сейчас правила того бизнеса, в котором все зарабатывали деньги, ушли в прошлое.

То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они желают.

Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы. Итак, вот она — современность во всей своей красе. Власть забирается в прежде неприступный космос идеального — и в самые глубинные основания человеческих поступков, в устройство самого человека. Идеи наконец-то правят миром: Все, что казалось незыблемым, стало игрушками.

Гегель считал, что дух реализуется через государство, а сейчас он может осуществиться через все что угодно. Самое главное конкурентное преимущество сегодня — быть сопричастным этому духу, участвовать в этих играх играх по поводу власти, общества, человека , творить, находиться в постоянной коммуникации и на переднем фронте изменений. Сегодня реальная политика возможна тогда, когда мы начинаем участвовать в процессах трансформации и изменения общества, а современной она становится, если мы попадаем в точку осуществления основной политической игры в мире.

Эта точка связана с тем, что мировой порядок с некоторых пор стал формироваться многими игроками, причем формироваться технично и осмысленно. Для того чтобы присутствовать и действовать на этом поле, необходимо включаться в освоение передовых технологий ведения этой игры. Именно отсутствие власти — в ее современном понимании — делает Россию неконкурентоспособной.

Именно отсутствие власти ведет к ситуации, когда дух социального творчества и напряженного соревнования не может даже приблизиться к нашим границам. Российская власть недопустимо архаична. Она не соответствует базисным формам существования страны. Страна оставлена на произвол судьбы. Сегодня власть в сознании российских людей и даже политиков совпадает или полностью идентифицирована с государством. Соответственно любая политическая деятельность связана либо с захватом мест в государственных структурах, либо с удержанием этих мест за собой и своей группой.

The E-mail Address es you entered is are not in a valid format. Please re-enter recipient e-mail address es. You may send this item to up to five recipients. The name field is required. Please enter your name. The E-mail message field is required. Please enter the message. Please verify that you are not a robot. Would you also like to submit a review for this item? You already recently rated this item. Быть или не быть политике в России. Политическая онтология Мартина Хайдеггера.

Новая политическая стратегия в Послании Президента Дмитрия Медведева. О гарантии прав человека. Lulu Злодей не моего романа [СИ] А мне вообще не понравилось, не понятный сюжет и море не качественного траха. Aline И в аварии есть свои плюсы! Наталья Лаптева Сладкое место Милый романчик. Натали Начало всех начал просто книга о жизни..

Tararam Просто неотразим Очень понравился роман. Монография содержит критический анализ концепции "устойчивого развития", ее роли и места в строительстве "нового мирового порядка". С использованием широкого круга официальных источников и документов в работе доказывается, что этот процесс носит последовательный управляемый характер. В своей книге, созданной в жанре политического детектива, английский публицист обратился к одной из самых загадочных страниц в современной истории Ватикана - смерти папы Иоанна-Павла I.

На обширном фактическом материале он расследует обстоятельства и причину смерти Римского Понтифика, выдвигает свои - во многом спорные - версии происшедшего Майкл Паренти - Демократия для избранных. Настольная книга о политических играх США Принято считать, что США выдают себя за мировой оплот гражданских свобод, тем самым присваивая право "экспортировать" собственный тип демократии в другие страны.