Коллекция Генриха Брокара А. А. Савинов, Н. Ю. Семенова

У нас вы можете скачать книгу Коллекция Генриха Брокара А. А. Савинов, Н. Ю. Семенова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Все, что мы знаем о Брокаре а известно нам совсем немного говорит о нем, как о страстном любителе искусства. Скорее всего, то бесчисленное количество безымянных полотен со столь любимыми им букетами цветов, охотниками у привала, контрабандистами, живописными закатами и сказочными замками скупалось в Москве, на знаменитой Сухаревке.

Это делает то, что когда он в Москве, то многих вещей и не увидишь ни у Сухаревой, ни у антикваров Панкратьевского переулка: И где у него только денег находится! Зато как Брокара нет, то и вещей на рынках больше, и цены не те: Таким подходом к составлению коллекции Брокар до удивления напоминал Петра Ивановича Щукина. В остальном же они были полной противоположностью. И хотя в Москве иронизировали над обоими, тот же Бахрушин к П.

Щукину относился с гораздо большим почтением и называл его серьезнейшим из всех известных ему коллекционеров, замечая, что П. Впрочем, найти объяснение скептическому отношению к коллекционеру можно.

Виной всему была неуемная жажда приобретения, с годами превратившаяся в настоящую манию. Причем стремление растянуть удовольствие, желание каждый день испытывать радость обладания новой вещью, и у того, и другого порой оказывались сильнее соображений финансовой выгоды.

У Брокара это выразилось еще и в пристрастии к обменам. Особого рассмотрения заслуживают художественные пристрастия Брокара. На его вкусах и предпочтениях, бесспорно, сказалось иностранное происхождение. Прежде всего это выразилось в полном отсутствии интереса к современной русской живописи цены на которую, кстати, в те годы значительно превышали стоимость работ первоклассных европейских мастеров XVII — XVIII столетий. Среди имевшихся в собрании сотни русских картин, имен заслуживающих упоминания практически не было.

Кто знает теперь жанриста Алексея Боброва или его брата портретиста; кто помнит художников Седова, Рачкова, Стрелковского, Шамшина, Мартынова или Висковатова?

Ученик частной художественной школы Ф. Рерберга, он унаследовал не только семейный бизнес, но и большую часть коллекции и страстную любовь к искусству. Брокар покупал картины современных русских живописцев, а также состоял членом Общества друзей Румянцевского музея Но вернемся к Брокару-старшему, который, несмотря на то, что прожил в России большую часть жизни, продолжал оставаться иностранцем: Не удивительно, что в оформлении продукции фирмы Брокара чувствовалось русское влияние.

Но этих художников следует скорее причислить к разделу россики; к этому же разделу относится и большая часть собрания русской графики. Воронихина с видом Казанского собора большая часть листов относится опять-таки к уже упомянутой россике. Именно французским происхождением художника можно объяснить и покупку многих листов с рисунками Поля Барбье. О коллекционере судят по лучшим его приобретениям, а таковых у Брокара насчитывалось немало.

Прежде всего это касается картинной галереи, являвшейся основой его собрания. Брокар самостоятельно развивал свой вкус, сам определял свои исторические интересы и жанровые пристрастия. Впоследствии многие атрибуции были отведены историками искусства, но ряд работ с течением времени обрел безусловное авторство.

Благодаря перераспределению собрания после национализации и не всегда вследствие переатрибуции она существенно сократилась. В Музей изящных искусств поступила лучшая его часть. Что касается тематики, то на сегодня среди работ голландских мастеров в ГМИИ превалируют картины религиозного содержания, а отнюдь не традиционных для первой буржуазной республики жанров натюрморта и портрета.

Фламандская школа, судя по старым каталогам, количественно почти не уступала голландской порядка двухсот работ и была представлена в коллекции многочисленными стадами, охотниками, кавалерийскими атаками, морскими видами, сельскими праздниками и натюрмортами.

Объяснение этому довольно простое: А занимательность сюжета и камерный размер делали работы голландских художников необычайно популярными во все времена. Переоценка искусства малых голландцев имевшая место благодаря увлечению ими передвижников , возросший интерес к живописи XVII — XVIII веков, с одной стороны, и старонидерландскому искусству с другой, конечно же, отразились на пристрастиях коллекционеров. Так, в поисках нидерландцев, русским собирателям приходилось ехать в Европу по причине практического полного отсутствия картин художников XVI столетия в России.

Из более чем трехсот французских картин, к огромному сожалению, заслуживают особого внимания не более десяти полотен. В коллекции ГМИИ оказались по преимуществу портреты: Замыкала картинную галерею итальянская школа. Этот раздел сегодня можно считать одним из наиболее интересных: Усилившийся с середины XIX столетия интерес к итальянскому искусству косвенно затронул и Брокара, сказавшись в первую очередь на особом его увлечении прикладным искусством. Ведь именно поездки русских собирателей в Италию способствовали формированию в отечественном коллекционировании особого направления, связанного с собирательством декоративно-прикладного искусства.

Кстати, в коллекции Брокара раздел декоративно-прикладного искусства в количественном отношении был гораздо более значительным, нежели картинная галерея.

Он насчитывал свыше тысячи двухсот вещей. Брокар собирал бронзу, стекло, фарфор, майолику, резную кость, резное дерево; коллекционировал старинные костюмы, мебель, оружие, масонские предметы, вышивки и старинные ткани.

Живя в России он не смог пройти мимо древнерусского искусства: Генрих Брокар был одним из основателей Московского библиографического кружка, и неудивительно, что в его собрание входила многотомная библиотека, состоявшая в первую очередь из французских и немецких книг. Возможно, коллекционер решил почистить собрание, или, может быть, сконцентрироваться на чем-либо особо вряд ли он мыслил оставить столь увлекательное занятие вовсе , но, так или иначе, им было принято решение продать часть картин.

Система аукционов в России в те годы практически отсутствовала, и поэтому владельцы художественных собраний, как правило, прибегали к услугам западных аукционных домов. Поскольку коллекция практически целиком вернулась в Россию, аукцион, надо полагать, закончился полной неудачей.

Но как раз этому печальному для ее обладателя обстоятельству мы должны быть особенно рады. Не случись подобного фиаско, Москва никогда бы не увидела знаменитой выставки Брокара. Именно парижская неудача подвигла талантливого парфюмера, поставщика императорского двора и устроителя эффектных презентаций, устроить первый публичный показ своих коллекций.

Генрих Афанасьевич принял решение демонстрировать коллекции регулярно, а собранные от входных билетов средства направлять на благотворительность. Выбор места для экспозиции художественных коллекций, несомненно, был очередным удачным рекламным ходом Генриха Брокара. Весной года строительство Верхних торговых рядов только завершалось.

Облицовка и внутренняя отделка огромного пассажа продолжались еще в течение двух лет и закончились лишь осенью года. Помимо элегантных магазинов, сменивших допотопные лавки, в здании расположились отделения банка и почты, граверная и ювелирная мастерские, парикмахерская и даже зубоврачебный кабинет.

В первом российском универмаге разместились триста двадцать два салона-магазина. Парадный, украшенный нарядным порталом ныне закрытый вход с Красной площади 62 вел на третий этаж, где располагались залы, предназначавшиеся акционерами нового пассажа для устройства выставок. В году, во время очередной выставки, в здании суперсовременного пассажа открылся ресторан, устраивались концерты. А в последний, й, выставочный год Верхние торговые ряды стали уже чуть ли не самым популярным местом времяпровождения москвичей.

Москва могла похвастаться лишь картинной галереей Румянцевского музея, Третьяковской галереей, которая совсем недавно была принесена в дар городу, и несколькими частными музеями, открытыми для публики. Поэтому устраиваемые Брокаром показы бесспорно не имели себе равных; они потрясали обывателей обилием выставленных произведений искусств и были обречены на успех у широкой публики.

Арендованные Брокаром для показа коллекций восемь залов их число не менялось с годами занимали практически всю центральную часть третьего этажа. По всей вероятности, эти снимки относятся как раз к последней выставке года. Залы, в которых выставлялись исключительно картины, были заполнены ими от пола до потолка, в три-пять рядов традиционная для XIX столетия шпалерная развеска.

В специальных папках и вертушках экспонировались гравюры и акварели их в коллекции насчитывалось более тысячи. Судя по описям коллекции, Брокар обладал богатым собранием фарфора, большую часть которого составляли изделия французских Севр, Даготи и немецких Берлинский, Сакс заводов; русский раздел был представлен продукцией частных заводов Попова, Гарднера, Миклашевского.

Известно, что в экспозиции имелись также изделия из слоновой кости, мозаики, миниатюры, вышивки, ткани, часы, табакерки и французские веера. Особого внимания заслуживала коллекция серег превосходная коллекция серег была и у брокаровского alter ego П.

Щукина , наиболее интересными экземплярами которой были золотые серьги эпохи Возрождения и серьги из крупных жемчужин. Одним из наиболее интересных, выдающихся предметов художественной бронзы было демонстрируемое в центральном зале предназначенное для торжественных обедов пятиметровое 7 аршин бронзовое плато в стиле ампир с зеркальными подставками surtout de table работы прославленного парижского бронзовщика Томира — , который придумал новый тип настольного украшения с зеркальной поверхностью.

Плато подносы круглой и овальной формы, предназначенные для размещения на них ваз, предметов сервировки стола и канделябров, обычно достигали длины от одного до двух метров; пятиметровые были огромной редкостью.

На фотографиях, помимо легендарного плато, также отчетливо видны первоклассные предметы мебельного искусства, как русского, так и французского, в том числе, нарядная гостиная времен Людовика XVI с гарнитурами в стиле Буль с эффектной инкрустацией черепахой, перламутром и слоновой костью. Часть из них выставлялась, а часть не менее трех тысяч предметов, включая более тысячи картин хранилась в особняке в Замоскворечье; не исключено, что какие-то художественные предметы находились и в Париже.

Впрочем, считать то, что устроил, Брокар выставкой было бы не совсем корректно. При этом коллекция оставалась собственностью Г. Желания передать ее в дар городу Брокар никогда не изъявлял. Возможно, следуя примеру русских купцов-меценатов, Брокар в будущем отважился бы и на более серьезные пожертвования. Но этого не суждено было случиться. В году Генрих Афанасьевич стал жаловаться на недомогание. Московские врачи ничем не смогли помочь, и он уехал в Канны, где его ждали жена и старший сын.

Благотворный климат Лазурного берега, казалось бы, помог. Почувствовав себя немного лучше, Брокар сразу заторопился в Москву: Однако в Москве было холодно и ненастно, и его состояние резко ухудшилось. Родные поспешили увести его обратно на юг. Авторы некрологов были единодушны. Румянцева на Английской набережной в Санкт-Петербурге 26 мая года, лежало собрание книг, рукописей, летописей, монет, медалей и ландкарт. Конкурировать с Публичной библиотекой, музеями Академии наук и Академии художеств ему оказалось не под силу.

Здание музея было продано, и на вырученные деньги приобретен дом в Москве, где просветительские учреждения подобного типа тогда отсутствовали. Благодаря многолетним поискам и глубоким познаниям собрал семьсот картин голландских, фламандских и нидерландских мастеров, а также три с половиной тысячи гравюр.

Свою коллекцию прекрасно описанную в опубликованном им научном каталоге составлял как дополнение к эрмитажному собранию для которого она была приобретена в году. Систематически дарил гравюры и рисунки Румянцевскому музею, которому завещал все свое собрание.

На основе его коллекции было создано русское отделение Гравюрного кабинета Румянцевского музея. Собрания итальянской а отнюдь не французской живописи главенствовали в коллекциях И. Во второй половине ХIХ века собиранием портретов увлекались особенно. В году в Санкт-Петербурге прошла портретная выставка, устроенная историком П. Образцами для московского музея вначале стали классические университетские музеи гипсовых слепков, к тому времени уже широко распространенные в Европе.

Первым коллекционером иконописи должен быть назван П. С года полностью переключился на собирательство древнерусской живописи Илья Семенович Остроухов — , живописец, коллекционер, многолетний попечитель Третьяковской галереи.

Остроухов был в числе первых, кто стал собирать иконы не как исторические раритеты так их раньше собирали, прежде всего старообрядцы , а как самоценные художественные произведения См.: Древнерусская живопись в собрании Остроухова.

Иконы из заброшенных ризниц древних монастырей собрал в своем музее П. Самым молодым собирателем был старообрядец С. Рябушинский, не жалевший средств на приобретение древней живописи. Универсальные собрания России 60—х годов. Богдан Иванович Ханенко — обыгрывал в своем особняке всю мировую историю.

Собрал огромный музей русской старины портретная галерея, военный отдел, библиотека, памятники отечественной культуры, рисунки и гравюры , для которого выстроил особняк на Грузинской улице. В году завещал свою грандиозную коллекцию более тысяч предметов вместе с домом и землей Императорскому Историческому музею. В настоящее время собрание П. Щукина составляет пятую часть коллекций ГИМа. Из истории меценатства России. Жизнь и коллекция Сергея Щукина.

В щукинском тереме в стиле а ля рюс, наполненном всевозможными предметами, отражающими быт России ХVII—ХIХ веков их в музее насчитывалось более двадцати трех тысяч , воссоздавался идеальный образ прошлого. Бахрушин Алексей Александрович — , предприниматель, коллекционер. Собрал уникальный музей по истории театра, существующий по сей день в том же здании ГЦТМ им. Первым открыл способ изготовления прозрачного мыла; первым применил в мыловарении способ обработки кокосовых орехов, начав изготавливать кокосовое мыло.

Отец невесты Томас Равэ приехал в Россию в х годах. Сначала он работал гувернером, а затем открыл магазин хирургических инструментов. Магазин Томаса Равэ на Никитской улице был поставщиком клиник Московского университета. Для нее и ее детей русский язык был родным, однако делопроизводство на фабрике всегда велось исключительно на французском языке любезно сообщено А. Шатских, изучавшей торговые книги фабрики.

Известно, что за всю историю ее существования на ней практически не было забастовок. Самый низкооплачиваемый рабочий получал около 15 рублей в месяц обед в те годы стоил 10 копеек , причем расчет производился еженедельно. Кроме зарплаты, в качестве премии, каждому сотруднику фабрики выдавались мыло, духи и одеколоны, пропорционально количеству членов семьи. Если же работник изъявлял желание приобрести продукцию другой фирмы к примеру, Коти , то хозяин оплачивал часть ее стоимости.

Он не только ввел напечатанные специальным образом этикетки для всех без исключения видов своих товаров, но и утвердил 2 апреля года через Министерство финансов для изделий фабрики именные клейма с государственным гербом Российской империи. Это стало первым использованием маркировки в России. Брокар отказался и взял компаньоном небогатого московского купца второй гильдии, саксонского подданного Василия Рудольфовича Германа.

В году в Москве открылся первый фирменный магазин Никольская улица, дом Бостанжогло. В году В. Герман скончался, и Брокар продлил договор с его вдовой Эммой Максимовной Герман, во втором браке Банза.

Фабрика ежегодно выпускала 34,7 миллиона кусков мыла, 4,3 миллиона флаконов духов, 2,5 миллиона флаконов одеколона, миллионы коробок различных ароматных изделий. Боткин — , собравший в —х годах коллекцию, составленную из работ живописцев —х годов барбизонская школа, немецкие романтики ; купец-откупщик В. Солдатенков — , купец, издатель, просветитель, владелец собрания, состоявшего более чем из двухсот пятидесяти произведений живописи и скульптуры, главным образом, русских художников завещано Румянцевскому музею ; коллекционер и меценат русских художников-передвижников П.

Третьяков — и его брат С. Третьяков — , собравший галерею западноевропейских художников —х годов в году оба собрания переданы в дар Москве. Позднее к ним присоединились братья Д. Щукин — , П. Щукин — , купец-сахарозаводчик П. Харитоненко — , нефтепромышленник Л. Остроухов — и др. Вторая выставка предметов искусства из частных коллекций состоялась в году.

Выставка предметов искусства из частных коллекций Брокара, так и в период существования музея Ш. Брокар, этот факт приходится признать и ограничиться историей единичных произведений.

Соколова идентифицировать пока не удается. Долгоруков, владелец превосходной библиотеки, обладатель собрания лучших в России оригинальных рисунков мастеров различных школ до листов , к которому от князя М.

Выменял массу более, чем сомнительных Рембрандтов, Рейсдалей и прочая Он как раз оправдывает русскую пословицу: Из собрания Брокара происходит превосходный портрет П. Ланского работы неизвестного художника, проданный бывшим владельцем петербургскому коллекционеру Е. Гиляровского о том, что работавшему у него в качестве постоянного реставратора Н. Начал работать в лаборатории фабрики под руководством отца задолго до своего совершеннолетия. Отбывал воинскую повинность в Авиньоне. Впоследствии принимал участие в управлении предприятием директор-распорядитель , тогда как его брат Эмиль работал непосредственно на фабрике, занимая в х годах должность администратора.

Брокара были работы В. На это предположение нас наводит письмо Н. Эттингеру от 7 декабря года: Можно ли этому верить?

Составление, вступительная статья и комментарии А. О каком из каталогов идет речь, установить не удалось. Ни в одном из известных нам описаний собрания Брокара работы упомянутых художников не встречаются. Гартмана, одного из самых верных сторонников национально-романтического направления в русском искусстве х годов, а также художника-археолога Ф.

И после смерти Г. Брокара для оформления продукции будут привлекаться самые разные художники. Шатских, поделившейся с нами этой информацией. Вероятно, Брокар считал иностранцем и родившегося в Варшаве Александра Осиповича Орловского — , живописца, литографа, рисовальщика, воспитанника школы Норблена. Волшебное путешествие в Пекин.

Ирина Захарова тираж Литературно-художественное издание для семейного чтения. Альбом посвящен древнему Троицкому пути из Москвы в Троицкую Сергиеву Лавру, содержит описание торжественных крестных ходов от Успенского собора Кремля по Никольской улице, через Лубянскую площадь, Мещанскую слободу до Крестовской заставы, и дальше через старинные села Тайнинское, Мытищи, Пушкино, Воздвиженское, Хотьково к знаменитому монастырю, и железнодорожных путешествий в Сергиев Посад с остановками на станциях Лосиноостровская, Перловка, Тарасовская, Клязьма, Мамонтовская, Братовщина и других; сведения о первых дачных поселках на северо-востоке от Москвы.

Отдельная глава освящает значимые в истории православия постройки Лавры, окружающие ее монастыри и скиты. Из года в год желаем счастья. Ирина Захарова , Ю.

Захаров Москва, тираж Книга знакомит с китайскими сказками о животных - символах зодиака. Это первое издание на русском языке, которое вводит читателя в мир двенадцати животных китайского календаря через народные сказки, а также через связанные с ними благопожелания, стихи, поговорки и символы.

И вкус, и цвет, и аромат. Смирнов Москва, тираж Воронцово поле, Барашевский, Казарменный, Лялин, Подсосенский переулки. Яков Миркин Москва тираж Он таится в выстраивании новой архитектуры отечественного хозяйства в соответствии с авангардными идеями конструктивизма. То есть со стремлением к новизне и рациональности - как в изобразительном искусстве и архитектуре х годов. Горбачева Москва, тираж Первое издание о Петровском путевом дворце и прилегающем к нему парке — от создания до наших дней.

Судьбы императоров, пышные коронации, неизвестные страницы Ходынской трагедии и славные подвиги советской авиации — история Петровского замка неотделима от истории нашей страны. Читатель также узнает о новой роли Путевого дворца в жизни современной столицы. Книга богато иллюстрирована фотографиями, рисунками и старинными гравюрами. Ратомская Москва тираж Каталог подготовлен к выставке "Казанский вокзал - лет", которая представлена в Музее архитектуры им. Тютвинова Москва тираж В числе листов, вошедших в издание, работы выдающихся британских мастеров: Издание подготовлено по заказу Группы компаний ПИК.

Андрей Баталов , Л. Вайнтрауб Москва тираж Речной яхт-клуб и его роль в развитии московского спорта: Лоскутов Москва, тираж Трошина Москва, тираж Венгерский дом на Поварской. Государственный банк в Москве. Книга посвящена Московской конторе Государственного банка — крупнейшему территориальному учреждению главного банка Российской империи. Федорова Москва, тираж Книга является реконструкцией повседневной московской жизни на протяжении двух недель с 7 по 21 октября года. Александр Бугров Москва, Первым пятидесяти покупателям календарь в подарок!

Очерки по истории местности по обоим берегам "малой" московской реки. Наталья Логинова , Филипп Смирнов тираж В тени пальм под небом Канн.

Храмы и приходы Ивановской горки и Кулишек. Фесенко , Андрей Баталов , Л. Вайнтрауб Москва, тираж Приходские церкви и монастыри были центрами, из которых складывался многообразный московский мир.