Темный лик двойника Александр Владимиров

У нас вы можете скачать книгу Темный лик двойника Александр Владимиров в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Искать неизвестного человека, фамилия которого возможно и не Галич…. Меня на такую хрень не купишь. Я важно пригладил волосы и сказал: А что с ним стало? Лучше прозябать в бедности, но чувствовать себя спокойно.

Поскольку Светлана надула губы, я тут же примирительно добавил: Кстати, у нас есть еще один важный персонаж: Однако мы знаем, что он занимается проблемой астральных двойников.

По крайней мере, каким-то образом связан с исследованиями. Ты что-нибудь знаешь об этих двойниках? Я читал о ней, когда готовился к одной из телепрограмм. Не скажу, чтобы глубоко вник в тему, передача была о другом.

Давай опять к Интернету. Тут нам повезло больше. Об истории Эмилии Саже имелись несколько сайтов. Мы узнали новые любопытные детали. Во-первых, сама Эмилия, в отличие от воспитанниц, не видела своего двойника, однако при его появлении самочувствие молодой женщины резко ухудшалось, и наоборот, при исчезновении - у Саже наблюдался прилив сил.

Саже делала одно, а он в это время — совершенно иное. И, наконец, окончание грустной повести: Саже из пансиона уволили причем, уже в девятнадцатый раз! У француженки двойник прозрачный, через него можно пройти.

А тут… действуют живые люди. Мы наткнулись на потрясающий случай, который произошел в Праге в году: Мало того, у двойников оказались одинаковые группа крови и особенности строения тела. Но кто та таинственная жертва? Никаких документов при ней не обнаружено, чешские органы молчали, и ни одно зарубежное посольство не заявило о пропавшем туристе. А через год от сердечного приступа умер сам Иржи Глоубек, который, предчувствуя кончину, просил похоронить его вместе со сбитым им неизвестным двойником.

Мотивировал он это тем, что хотел бы покоиться сам с собой. А вот факты, которые приводит Ч. Ледбитер весьма популярный среди интересующихся биоэнергетикой. Он рассказывает о судьбе одного врача; тот появлялся в городе, спасал людей, а в это же самое время… он был далеко отсюда, на рыбалке, в сопровождении приятеля-матроса.

Однажды, вернувшись поздно вечером домой, этот врач увидел стоящих у порога жену и старшего сына. Мальчик рассказал ему, что мать в течение вечера видела отцовского двойника и даже разговаривала с ним.

Двойник вошел в спальню, сменил одежду и ботинки, ответил на заданные ему вопросы и… исчез! И тут во мне окончательно проснулась жажда писателя! Я искал новую тему, да вот же она! Я готов был читать и читать дальше, и даже не сразу заметил, как Светлана потихоньку зазевала. Хозяйка согласно кивнула, однако перед тем, как пройти к себе, заглянула к Виолетте. И тут же сообщила: Я был безмерно доволен, что Виолетта заснула, устав ждать сбежавшего принца. Когда посещает муза, никакая красавица не нужна.

Хотите — верьте, хотите нет — но это так! Через некоторое время я подводил первые итоги: А некий профессор А. Чернетский , специалист в области биоэнергоинформации, даже провел эксперимент и доказал, что двойник обладает характеристиками живых объектов: Помимо Чернетского замелькали фамилии других известных ученых, но нигде я не встретил упоминания о докторе Савельеве.

Тем не менее, в рукописи его имя встречается дважды. И оба раза о нем говорит Виталий. Первый раз, когда он уверяет автора рукописи, что тот рожден его волей и мощным биоэнергетическим полем. Или таинственный доктор — не слишком известная личность или по каким-то причинам старается быть в тени? И вдруг я подумал о том, о чем должен был поразмышлять раньше: Точно так же, как и само место действия?

Вместо Губкина мог быть любой другой город…. Тогда перед нами — обычное незаконченное произведение, автору не хватило фантазии. А мы со Светой выдумываем, ломаем копья, ищем какие-то подводные камни…. Человека за что-то убили!..

Причем здесь его рукопись? Убивают ведь не только не состоявшихся писателей. Причин для преступления может быть множество, вплоть до самых банальных. Я поднялся, нервно зашагал по комнате, обдумывая ситуацию. Нет, все-таки мне кажется, что автор все пережил в реальности. Это говорит моя интуиция? Не только, сама рукопись — тоже. Автор смотрит на своих героев не со стороны, а как бы заставляет вас участвовать в происходящих событиях.

Такое под силу профессионалу. Однако человек этот все-таки не профессионал. Он пишет, что сам не знает: Реальная личность или астральный двойник Виталия?.. Кстати говоря, а кого из них убили? Галич охотился за Виталием!

Возможно, были и другие охотники за головой этого жулика. Но сейчас я чувствовал, как начинается охота за моей головой, и главный враг здесь — дикая усталость. Надо хотя бы немного поспать. Я притулился на диване, но продолжал думать о рукописи.

Что еще меня заинтересовало в ней? Конечно, фраза все того же Виталия: Я не выдержал, снова поднялся, включил ноутбук; интересно, найду ли хоть что-нибудь в Интернете, подтверждающее его слова?

Данную тему надо серьезно изучать, но не теперь! Сон окончательно побеждал, я провалился в глубокую, черную яму, где было тихо и обреченно…. И вдруг возникла фигура убитого автора рукописи, он глядел пытливо, губы предостерегающе шептали: Внезапно его лицо перекосила боль, он зашатался, едва не упал, из его оболочки вырвалось странное белое свечение и стало принимать форму человеческого тела. И вот уже передо мной - двое крепких молодых мужчин, у каждого — острый и немного насмешливый взгляд больших карих глаз, высокие покатые лбы, зачесанные назад волосы, отчего залысины кажутся еще больше.

От двойников исходит сила, только вот разрушения или созидания? Возникло ощущение, что на твоих глазах орудует опытный наперсточник, я никогда не определю, кто тут настоящий, а кто — пустышка. Отличить их невозможно, как неотличимы ты и твое отражение в зеркале…. К счастью, тьма накрывает их, жутковатых в своей одинаковости, я слышу какие-то голоса, разговаривают женщина и мужчина.

Тьма окончательно сгущается, только успокоения и временного забытья она не приносит. Раскалывалась голова, ломался стройный ход мыслей; не спасали ни панамы, ни шляпы. Даже небольшое расстояние преодолевалось с трудом, приходилось перебегать от одного дерева к другому или прятаться в жидкой тени.

В таком испепеляющем аду глоток холодной воды — настоящее счастье. Безумно хотелось дождя, он грезился наяву, но небеса так и не смилостивились. И в один из таких полуденных часов Наш Герой услышал обрывок фразы: Сказал это старичок лет семидесяти с лишком, сгорбившийся, без конца вытирающий пот с лица. Молодой мужчина рядом с ним рассмеялся: Все у нас успокоилось, устаканилось.

Не в этом ли спокойствии рождается хаос, от которого все заплачем? Старик и сын тут же заметили, что ими заинтересовались, покосились на незнакомца, умолкли и поспешили прочь. И возможно, некто совсем неприметный принесет его в жизнь! Он - жертва обстоятельств, отвергнутый, униженный критиками, растоптанный безвестностью и… необычайно талантливый.

В литературной России х годов XX века уже установилось жуткое спокойствие. Вдруг из него возникнет нечто иное, естественное для человека, вдруг общество вернется к веками установленным законам? Рядом что-то громыхнуло, заставив его содрогнуться. И тут раздался гудок, предупреждение… Наш Герой увидел, что стоит на рельсах, а на него с бешеной скоростью несется трамвай. Испуг настолько сковал движения и волю, что несчастный застыл на месте… Надо перебежать вон туда!.. Он сделал шаг, поскользнулся, чуть не упал.

К счастью, трамвай остановился, из кабины выглянула женщина, ее речь к чуть не состоявшейся жертве сопровождалась нелестными эпитетами. Я что, садиться в тюрьму из-за тебя должна? Подоспевшие граждане и гражданки начали живо обсуждать произошедшее, Наш Герой как мог, оправдывался: Подошел милиционер, выслушал все стороны и, козырнув, сказал Нашему Герою: Правила нарушили, документы забыли. Это — ротозейство, которое приводит к потере бдительности. А когда советский человек теряет бдительность, он легко может стать добычей диверсантов.

А милиционер, подняв вверх палец, добавил: Покой нам только снится. Он — кремень, железо, сталь! Он — строит, и уже частично построил новое общество, о каком другие лишь мечтали. Нет, даже не мечтали, ибо им в голову не пришло бы, что такое когда-нибудь может быть. Свобода — вот что отличает нашего человека.

Я разговариваю с вами не как прежний дореволюционный раб с деспотом-жандармом, а как самый свободный человек на свете с другом, советчиком… Даже с братом. Наш Герой еле сдержался, чтобы не побежать. Везде — завоеванные кровью свобода и братство. Что там старик говорил про хаос?..

Наш Герой с удовольствием бы ответил ему: Он и не заметил, как вышел к Патриаршим прудам, нашел скамейку под липой. И к нему вдруг пришла удивительная МЫСЛЬ… Она была еще робкой, как крохотный зеленый росток, пробивающий себе жизнь среди враждебной чащи.

Он решил, что начнет свой новый роман так: Кто-то опустился на скамейку рядом с ним. Наш Герой в сердцах подумал: Надо бы пересесть в тишину, чтобы не потерять крохотную нить, за которую только-только ухватился. Но тут взгляд упал на соседа… Сначала Наш Герой решил, что сошел с ума и начал, как Мопассан , видеть себя со стороны.

Потом посчитал, что его посетило привидение. То ли от этих слов, то ли от жары, Наш Герой потерял сознание. Ах, да, на скамейке у Патриарших прудов.

Кто эта пожилая женщина с удивительно добрым лицом? Наш Герой постепенно приходил в себя. Пылающий жар несколько пригас, дышать стало легче, в воздухе запахло приближающейся грозой. Так… Посмотрите теперь на меня. Тем не менее, двойник был настолько реален, что образ его не выходил из головы Нашего Героя. А он никак насолил вам? Наш Герой поднялся, двинулся вдоль аллеи, продолжая размышлять о странном происшествии. В конце концов, он решил, что появление двойника — не что иное, как последствие солнечного удара.

Кого же видела старушка-медсестра?.. Обычный воришка подметил, что человеку плохо, присел, чтобы стащить кошелек. А гроза приближалась, и все затихло в ожидании прохлады. Вспыхнула молния, упали первые тяжелые капли и запахло пылью. И тут он услышал, как сигналит машина, сначала он не сообразил, что это ему. Потом остолбенел… Просто так в самой свободной стране не сигналят.

А стоит ли радоваться?.. Машина просигналила вновь, в отчаянии Наш Герой завертел головой и опять увидел… двойника. Тот стоял на тротуаре, указывал на машину, ободряюще кивая. И почти сразу раздался окрик: И снова глухой, терзающий душу голос: Я хоть близко, но и страшно далеко. Едва Наш Герой опустился на кожаное сидение, дверца хлопнула, точно задвинулась стена, отделяющая его от мира.

Окна в салоне оказались зашторенными, было темно и мрачно. Машина тронулась медленно, но постепенно набирала ход; ее неведомый хозяин находился рядом, однако все происходящее так давило, пугало, что некоторое время Наш Герой не смел повернуть голову в сторону незнакомца. Тот тоже молчал, отчего становилось еще невыносимее. Наш Герой без конца повторял про себя, точно молитву, одну-единственную фразу: В сумраке видны были лишь щегольский берет и черное пятно вместо лица. Но вот вспыхнул свет от золотой зажигалки, черное пятно превратилось в небритое, ехидное лицо с кривым ртом и бегающими, будто что-то ищущими, глазами.

Незнакомец улыбнулся, сверкнув коронками из драгоценных металлов, от этой улыбки страховидное его лицо еще более исказилось. Наш Герой предпочел бы броситься в объятия Льва Троцкого в бытность его председателем Реввоенсовета известно, что именно Троцкий был самым кровожадным из большевиков. И тут незнакомец воскликнул: И вот уже понеслась с какой-то умопомрачительной скоростью; Наш Герой отодвинул шторки, надеясь проследить маршрут путешествия. Однако улицы переулки менялись так стремительно, что вскоре превратились в одну сплошную полосу.

И вдруг машина взлетела в воздух, прямо, как космическая ракета и продолжала свой бешеный ход. Наш Герой открыл глаза и отчаянно силился понять: Он лежал на тахте, а рядом… тот самый господин в берете.

Наш Герой вздрогнул, отодвинулся, незнакомец учтиво поклонился: Вы у себя, а я ваш гость. Незнакомец улыбнулся, зубы сверкнули, чуть не ослепив собеседника. И что ему от меня надо? Владею… скольким же количеством языков я владею?.. Сейчас и не вспомню. И на каждом говорю без акцента. Пригласили меня официальные власти Советской России, поскольку в государственной библиотеке обнаружены подлинные рукописи чернокнижника Герберта Аврилакского.

Необходимо, чтобы я их разобрал, дал соответствующую оценку. Причем здесь вообще магия? Мы и представить не можем: В голове еще ощущалось легкое кружение.

Машина, откуда меня окликнули! Это же вы меня позвали! Однако пройдет не так много времени, и автомобили действительно будут мчаться со скоростью молнии. Вы были близки к обмороку, думаю, из-за жары. Я оказался рядом, хотел отвезти вас в больницу, но вы настойчиво просились домой. По дороге потеряли сознание. К счастью, у меня имеются некоторые познания в области медицины.

Я решил остаться, дождаться, когда вам полегчает. Теперь первая часть моей миссии выполнена. У его миссии есть и вторая часть? Наш Герой сразу напрягся. Следует сразу отказаться, даже не слушать! Подобные слова — бальзам на душу любого писателя, лучшая награда за творческие муки и бдения по ночам; пусть даже они льстивы, но все равно жадно слушаешь, забывая о многом… Вот и Наш Герой позабыл, что собирался сказать Вернеру. Вздохнув, он произнес совсем другое: Не принимайте ее так близко к сердцу.

Скажу более, - тут гость вдруг прервался и рассмеялся уже знакомым глухим смехом. Вот когда тебя опускают в чан с дерьмом, когда в тебя заставляют плевать всех и каждого, - тогда ты превращаешься в кумира, ненавидимого завистливой властью.

И критика очень быстро превращается в свою противоположность. Ты уже национальное достояние, лучший из лучших. Разворот на сто восемьдесят градусов произойдет так быстро, что и опомниться не успеешь. Когда случится поворот в моей судьбе? И поверьте, я редко ошибаюсь. Опоздал я думать о карьере. Вернер вдруг очень серьезно посмотрел на собеседника и задал неожиданный вопрос: Вы хотите пожизненной славы, а она мимолетна.

Гремящие при жизни быстро забываются. Вспомните, любезный, что сказал про каждого из них ваш любимый Гоголь: Он невероятно близок русской душе.

Особенно такой, как ваша. Преамбула закончилась, иностранец ловко влез в его душу, а что последует дальше?.. Невдалеке невольно замаячили тени сотрудников ОГПУ. У нас сейчас каждый под прицелом, многие из тех, кто еще недавно мнил себя новым фараоном, попрятались по квартирам и дрожат. Плохо то, что он иногда внезапно смертен… Только вас это пусть не тревожит. Вот этого не смогу, увы и ах! А вот духовное бессмертие писателя, коего вы достойны… Над ним не властны ни время, ни политические бури.

Для времени, породившего бессмертного, безразличны степень его общественного признания, которая при его жизни может быть очень невысокой, или ее вообще нет. Пройдут года, десятилетия, иногда столетия, и над всем будут поставлены нужные точки. Против бессмертного можно сплести заговор, убить его тело, но никогда не уничтожить его дух. Так было, например, с Пушкиным. Зачем царю убивать человека, которого он крепко поддерживал? Жаль, что нет доказательств.

У вас, наверное, тоже. Если обещаете хранить тайну… — тут Вернер оглянулся по сторонам, точно комната прослушивалась и просматривалась не одним десятком глаз. И слышал, как строился этот заговор. Первое настораживало, второе успокаивало.

А Вернер, как ни в чем не бывало, продолжал: Однако у меня есть кое-какие дела, так что…. Нет на сегодня у вас никаких дел. Вы сдали статью и получили два дня отгула. Я вообще терпеть не могу получать информацию через других. Ведь пересказывая историю, человек обязательно добавит что-то свое. Так уж он устроен. Поэтому - только сам! И он так едко ухмыльнулся, что Нашему Герою сделалось жутко до одурения. Возникло новое предположение по поводу того, кто в реальности его неожиданный гость, предположение настолько невероятное, что хозяин вторично чуть не лишился чувств.

Глаза Ральфа Вернера — черный и зеленый - вдруг зажглись ярко-красными огоньками, ужалившими собеседника, так больно, что тот вскрикнул.

Вернер изобразил на лице удивление, потом не без ехидства заметил: Неужели тех, кому уже давно служите? Они вводят вас в определенные рамки и никогда не позволят выйти за них. А вы достойны колоссальных перспектив, ваш талант поднимается над всей этой нелепой людской суетой, обывательщиной. Короче, я хотел бы подкинуть вам идею удивительного романа. Необыкновенного романа, аналога которому в мировой истории, пожалуй, еще и не было. Тем более, раз я как вы сами изволили сказать достоин колоссальных перспектив, то уворовать чужую мысль… Не по мне это.

Гениальный Гоголь пользовался подобными подарками Пушкина. И не считал это зазорным. У него вообще все сюжеты взяты либо из английской истории, либо из древнегреческого эпоса, либо из итальянских новелл Средневековья. Знал я одного такого, двадцать человек работали на то, чтобы сделать из него знаменитого литератора.

У них даже было разделение труда: А как же бесконечные встречи, выступления на диспутах, рассказы о своем творчестве? Если еще и писать, то на все это времени не останется. Требую, чтобы ты появился. Не в редакции, а у меня. В спокойной обстановке обсудим дальнейшие планы.

Отключив телефон, я задумалась. Мысль о том, что моего друга подменили, уже не казалась бредовой. Узнаю, обязательно все узнаю! Проявлю хитрость лисы… Узнаю не для Любы и ее дружков, а для себя! Я упала на кровать, закрыла голову руками и расплакалась. На всякий случай я достала газовый баллончик и пистолет. Предохраняться так по полной! Ночь прошла кошмарно, я мучилась в бесплодных попытках хоть ненадолго заснуть!

Утром приехала на работу, бездумно смотрела на отчеты, слушала сотрудников, однако голова была целиком занята предстоящей встречей с Александром. Я оживилась, когда одна из сотрудниц заговорила именно о нем… - Когда же Павлов выдаст новую книгу? Магазины уже несколько раз делали заказы.

Мы его будем делать, как договорились? Или примем предложение госпожи Лазаревой?.. Я готова была прибить и навязчивую сотрудницу и модельера Лазареву, за которой издательство охотилось столько времени! Поэтому просто сказала, что должна подумать.

И я торопливо ответила: Дорога домой была бесконечным путешествием в сером тумане, приходилось убеждать себя, что если утону в своих страхах, то наш разговор будет напрасным.. Я повторила это себе раз десять. По крайней мере, почувствовала себя прежней Светланой Юрьевой — строгой, властной, рассудительной. Еще разгар дня, еще есть время, однако я заранее начала готовить ужин. Надо же чем-то себя занять. Безумно хотелось позвонить Александру, ускорить встречу… Нет, я этого не сделаю!

Я примостилась на диване, и тут все-таки сон меня сморил. Когда открыла глаза, то от неожиданности вскочила… До встречи - двадцать минут! Надо срочно накрывать на стол, вот-вот явится Павлов… Павлов?

Если раньше я торопила время, то теперь хотела, чтобы оно остановилось. Но рука не в силах была коснуться телефона.

Я молила Павлова подольше не приходить, и… скорее появиться. Я уже сама не понимала, чего хочу. Я попыталась изобразить радушную хозяйку, которая ничего не подозревает, и собирается решать чисто деловые вопросы.

Приготовила твое любимое блюдо. И сразу страх в душе усилился стократно: Все люди меняются, но не настолько! Я вспомнила - он говорил, что у него в поезде взяли кровь. Я с трепетом наблюдала, как он направился в зал.

Он опустился на стул и выглядел каким-то отрешенным, совсем не похожим на прежнего веселого, самоуверенного парня. Подозрение крепло, превращалось едва ли не в уверенность: Но где же тогда настоящий Павлов? За те несколько секунд, пока стояла к Алексу спиной, испытала… странное облегчение. Я разложила ужин по тарелкам, продолжая наблюдать… В старые добрые времена Павлов набрасывался на утку, точно изголодавшийся по нормальной еде бомж.

Теперь же он едва притронулся к пище… - Не пересолила? Только для кого эта игра? Или он впрямь распробовал тонкости моего поваренного искусства?.. Он знаком с ними, как никто другой. Мы разлили в фужеры вино, звонко чокнулись и я пошла в открытую атаку. Зачем откладывать дело в долгий ящик? Просто ты чего-то не договариваешь. Доктор Савельев останется безнаказанным. Если преступнику не воздастся на этом свете, то уж на том - обязательно.

Когда ты решил сдаться? Брякнув эту фразу, я покраснела до кончиков ногтей. Как говорится, чья бы мычала… Алекс спокойно ответил: К счастью ли, к сожалению… - Но в чем тогда дело? Ты взялся за тему с таким энтузиазмом, готов был носом рыть землю! И вдруг… Когда наступил перелом? Зря потратил деньги издательства, но я их верну. Разве не интересно проникнуть в закрытые пока для нас сферы? Да так, чтобы человек вечно терялся в неразрешимых догадках. А кто передо мной? Расщепили люди атом, создали смертоносное оружие, а дальше?..

Недалек час до мрака долгой, холодной ночи. Надеется как-то выжить в будущем конфликте. Само сгинет, и планету утянет за собой. Гениальный Уэллс давным-давно предсказал, какой хаос начнется, когда порушится заложенная Творцом уникальность особей. Неймется человеку, так и хочется залезть на трон Бога, решать судьбы Вселенной, хотя умишко-то у самого — с булавочную головку.

Мозг работает лишь на шесть процентов. И окончательно переходит отведенную для нее границу познания. Повторяется история с изгнанием Адама и Евы из рая. Маленькие, жалкие копии реальных людей. А раз так, то ничего хорошего от них ждать не приходится.

Вот почему их появление так часто связано с темным и страшным. Часто со смертью… - Тебе следует предупредить обо всем этом в своем романе. Показывают фильм про маньяков-убийц и что? Целая толпа подражателей Фреди Крюгеру шастает по улицам ночных городов.

Лучше, когда тема закрыта для всеобщего обсуждения, и только группа посвященных ведет войну против создателей разрушительных копий. Хлесткая логика Алекса ломала любые мои возражения, я отчаянно и безрезультатно искала хоть какой-нибудь аргумент, позволяющий достойно противостоять ему.

Не найдя такового, сказала первое, что пришло на ум: И опять слова были произнесены слишком уж холодно и равнодушно, я окончательно решила: Сердце екнуло от ужаса перед неведомым созданием, перед копией, для вида ругающей собственных собратьев.

Чтобы он не заметил моего смятения, я отвернулась, подошла к окну, что-то говорила срывающимся голосом. Кажется, напоминала, что читатели ждут его новую книгу. Но на другую тему. Он поднялся и двинулся ко мне; я вжалась в стену, раздумывая, как лучше юркнуть отсюда в другую комнату? Какой редкостной радостью стал для меня миг, когда некто, скрывающийся под маской Алекса, наконец-то распахнул дверь… Я двинулась вслед, дабы поскорее захлопнуть ее на все замки.

В следующий раз за мной ресторан. Я долго щелкала замками, убеждаясь, что дверь закрыта! Некоторое время я пыталась прийти в себя, повторяла, что могу ошибиться… Нет, это не ошибка, передо мной - другой человек. Скорбные мысли терзали мой мозг, неведомый злой художник рисовал передо мной приводящие в смятение картины: Алекс что-то выяснил, за то его убрали.

И чтобы никто этого не заподозрил, выпустили какое-то чудовище… Мало того, еще и меня опутали с головы до ног. Неведомые покровители доктора Савельева тогда, в гостинице, мне хорошо все объяснили: Будьте же вы прокляты, всесильные рыбаки! Внезапно я ощутила к Алексу щемящую жалость. Мог бы пойти далеко. А что в итоге?.. Хлопающий глазами нелепый робот, скрывающий за высокопарными речами внутреннюю пустоту.

В этот миг я ненавидела все: Мои рыдания прорезал телефонный звонок. Я не хотела включать аппарат, однако он трезвонил неустанно и требовательно, точно приказывал снять трубку! Я подчинилась приказу… - Привет, сладкая. От вспыхнувшей в моем сердце ярости запылал мир. Потому больше не стану терпеть ваш диктат.

Наш договор прекращается… И еще… я выведу вас на чистую воду! Резко отшвырнула трубку, ощутив невиданное облегчение. Хотя бы бросила им в лицо все, что думаю! Близкого друга, который расследовал проблему создания одним доктором астральных двойников.

Меня точно заберут в сумасшедший дом! Мне показалось, что Люба рядом, согласно кивает и говорит: Кто поверит тебе, погрязшей в таких пороках?! И чем больше я кляла ее, тем она больше издевалась! Она тебе обязательно поможет! Простая копия бедной медсестры. А я буду танцевать! И Люба заплясала так, что искры полетели из-под каблуков. Пол и стены дрожали!

Дрожал и рушился дом, как оказалось, - моя совсем ненадежная крепость. Я превозмогла свою боль, бросилась к компьютеру, в нескольких словах предупредила об опасности астральных двойников, о неведомом докторе и о том, что Павлов, скорее всего, мертв, а вместо него орудует безликая копия, жуткая кукла, находящаяся в услужении у мафии. Я отправила сообщение к себе в издательство и после этого, когда пути к отступлению были отрезаны, направилась в милицию.

Вдруг там найдутся честные люди?.. Пусть мне тоже достанется по полной! Я подумала, что в таком состоянии нельзя садиться за руль. До ближайшего отделения - два квартала. Я не шла, я бежала! Мне были безразличны удивленные взгляды прохожих: Все, что окружало, было так далеко; это мир замкнувшихся в идиотском неведении чужаков, где каждому наплевать не только на будущее, но и на настоящее.

Оставалось совсем немного, и вдруг… Железный зверь выскочил на втором перекрестке и со страшной скоростью ринулся на меня. Я невольно остановилась, потом заметалась, а он беспощадно устремлялся вперед. Я была в его полной власти! Еще мгновение, и он с упоительным ревом набросился на жертву! Я — в коридоре, брела по нему, хотя никак не могла понять, куда? Чьи-то стоны выкручивали душу, и так просили о помощи, что я позабыла о собственной беде. Я кричала в ответ, что готова спасти несчастного.

По пути я видела множество дверей, поочередно распахивала их, чтобы найти страдальца. Наконец, нашла его в одной из комнат, чуть более освещенной, чем другие. Это был привязанный к заржавевшей кровати худой, точно скелет, мужчина. Я протянула руку и обнаружила, что веревки старые, прогнившие, распадаются от одного прикосновения.

Их сорвет даже ребенок! Он свыкся с вечным пленом, и не представлял для себя иной жизни. И сила эта напоминает большой солнечный шар, от которого рассеялась мрачная темень комнаты. Пленник разомкнул веки, вздохнул полной грудью и произнес: Свет разрушал стены, что пытались удержать меня в заточении; еще недавно мертвую тишину разорвали голоса: Но радость оказалась преждевременной, вскоре свет опять стал меркнуть, а мертвая тьма - окутывать убийственным покоем.

Я карабкалась по отвесной скале, и когда казалось, что подбираюсь к ее вершине, враждебная сила вновь отбрасывала назад. И сразу открылись новые картины: Из обрывков фраз поняла, что нас везут в Полинезию, к людоедам, за это пиратам обещаны сокровища.

Девушек, одну за другой, подводили к упивающемуся величием дикарю, должно быть — вождю. Он вздымал вверх руки, и под радостный гул толпы показывал в сторону гигантского костра. Настала моя очередь; глаза вождя горели, а выступающая вперед челюсть и поросшее шерстью тело придавали ему схожесть с орангутангом. Шестым чувством я догадалась: Так же последовал жест: Несколько крепких рук потащили меня к месту казни.

Дальше — точно отрывочные кадры кинохроники. Я стояла привязанная к столбу, крича от боли, задыхаясь от удушья. Последнее, что видела перед собой — гигантские, в полмира, полные скорби глаза вождя. А может, то была скорбь смерти? С экрана писатель Александр Павлов выглядел самоуверенным, вальяжным, но сейчас был подавлен.

Она не только мой издатель, но и близкий друг. Я слышал, у нее была другая страсть. Вы ведь приходили к ней незадолго до гибели? Вы — у нее в гостях. После ухода хорошего друга женщина выскакивает в крайне возбужденном состоянии и куда-то бежит.

Бежит, не замечая ничего вокруг, даже выехавшую из переулка машину. Машина словно поджидает ее, в нужный момент срывается с места и летит навстречу, а после просто исчезает. Ну, а говорили мы с ней о моем новом романе. Кстати, верно, что у нее и оружие было наготове?

Испуганный водитель скрывается с места преступления. Сбившая Юрьеву машина числится в розыске. Поэтому ваши слова об убийстве пока не подтверждаются, но и не отвергаются.

Павлов помолчал, затем сказал: Она кается в предательстве по отношению к вам и тут же предупреждает, чтобы вас опасались. А вместо него теперь — астральный двойник. Следователь ожидал, что писатель воскликнет: Павлов читал, хмуря брови, после сказал: Глядишь, глупый следователь и допрет. Они повсеместно проникают в нашу жизнь — в науку, культуру, занимают министерские кресла; у бездушных копий нет ни боли, ни сострадания, они захватывают планету для удовлетворения собственных эгоистичных амбиций, что и нужно их хозяевам.

Если не остановить нашествие двойников, то реальный мир - любви и боли, поглотит астрал с его извращенными мыслями и нравственностью. Лично вы потеряете жизненный ориентир, а на ваше место заберется нелепая копия следователя Тарасова.

Вот и у этого свои тараканы. Единственное, что никак не укладывалось в голове служителя закона — возможная причастность писателя Александра Павлова к смерти Юрьевой. Возможно, они поругались, один хлопнул дверью, а другая впала в истерику и наплела про него ахинею.

Надо же такое придумать! Следователь быстро подписал пропуск и протянул Павлову: Но если понадобится, мы вас пригласим. Александр кивнул и молча покинул кабинет.

Звучали патетические речи, гроб забросали цветами, плакали женщины в темных одеждах. Только тут преступники специфические, у них своя логика.

Раздававшиеся вокруг реплики в основном касались несправедливости жизни и перспектив издательства: А то потопаем на биржу труда! Иногда обсуждался сам наезд, но в основном люди считали, что произошел несчастный случай, а водитель в испуге скрылся. В версию убийства верили мало. Кто-то взял меня под руку, обернувшись, увидел Машу Щелокову — заместителя Светланы. Маша смахнула обильные слезы: Я прекрасно знал, что на самом деле она не слишком огорчена, что с Юрьевой у нее были конфликты, вплоть до того, что Света собирались уволить своего зама.

Однако сейчас у Маши появилась возможность сохраниться в издательстве даже при новых хозяевах, все-таки дело она знает.

Мои односложные ответы Машу не устраивали, у нее явно имелось ко мне дело. А для этого необходимо быть в одной команде с теми, с кем уже съел пуд соли. У нас с вами, например, никогда никаких проблем не было. И не будет, если бы я… стала генеральным директором. Однако слово ведущего автора значит много. К вам обязательно прислушаются. Именно вы разрабатывали многие программы издательства.

Дела вроде бы идут неплохо. Кто за девушку платит, тот ее и танцует. Недавно к нам начали поступать солидные денежные средства. Намекала, что помощь — спонсорская. Я уж грешным делом подумала, не влюбила ли она в себя богатую и влиятельную? Что для таких дамочек выбросить некую сумму. Потом Юрьева предупредила, что благодетели хотят выступить и как партнеры. У сотрудников могут возникнуть проблемы с работой, а вы при любой ситуации получите свои авторские гонорары в том же размере, или - в большем.

А вдруг к вам проник криминал? Я знаю ее характер. К Маше подошла сотрудница, что-то прошептала, Маша кивнула, бросила мне: А я всерьез задумался над услышанной новостью. Итак, у Светланы появились друзья, которые решили ей помочь. И почему она мне ничего не рассказала? Я вновь вспомнил об ее письме в издательство, где она сообщила, что вместо Павлова теперь — астральный двойник; никто всерьез не отнесся к подобной абракадабре, коллеги решили обо всем промолчать, дабы не пошли разговоры о душевном состоянии погибшей.

Но ведь в том письме она еще сознается в предательстве… Так-так! А вдруг она получила деньги именно за предательство, за то, что шпионила за мной?

В Старом Осколе она звонила мне едва ли не каждый час и все допытывалась: Скорее всего - отказалась сотрудничать. И ее за это убили! Я прошел по кладбищу Тихо переговаривались две молодые женщины, в одной из которых я узнал пышногрудую брюнетку Настену, открывшую мне дверь в тот злополучный вечер.

Собеседница Настены отвернулась, диалог закончен. У Светланы их было немало. Так кто унаследует состояние? Одна женщина под легкой темной вуалью даже назвала меня хамом и готова была разразиться гневной тирадой, я отпрянул, непроизвольно толкнул другую, которая тут же обернулась.

Опущенная низко шляпа и большие темные очки почти полностью скрывали лицо, но характерный поворот головы, движение рук заставили вспомнить обстоятельства нашей с ней встречи. Она вздрогнула, но быстро нашлась: Достаточно сорвать с вас очки. Так что большой вашей ошибкой было приходить сюда. Кто-то больно ударил меня в бок, мужчина с бегающими злыми глазками сердито буркнул: Я тут же сообразил, для чего он затевает ссору, чтобы дать возможность Любе исчезнуть.

Не исключено, что он здесь не один. Отойдем вон туда… Так и есть, ее напарник! Я крепко сжал локоть Любы, но тут же получил второй удар. К сожалению, провокация удалась, я ударил его в ответ. Тип со злыми глазами попытался схватить меня за горло, при этом беспрестанно кричал: Люди удивленно оборачивались в нашу сторону, а мой враг продолжал указывать на меня, как на злостного бандита.

Хорошо, что вмешалась главный художник издательства Полина Тихоновна. Она решительно встала на мою защиту: Это вы спровоцировали драку с Павловым. Я все видела… - Нет, он! А я тем временем увидел, что сама Люба исчезла. Допустить этого я не мог, вырвался из объятий противника и ринулся на ее поиски. Далеко уйти она не могла. Я отчаянно оглядывался по сторонам, плотная масса людей, попробуй, отыщи ее здесь!

Я протискивался все дальше. Мы и германцы… Каким видится наше будущее? Действительно ли мы обречены на вражду и непонимание? Или есть факторы для сближения? У него никогда не было имени.

Жил он в небольшой комнате и, смотря в небольшое окно с решетками, видел одно и то же: Ох, до чего же хотелось выяснить, что за забором? Но почему его не пускают?.. Он не знал, что такое мать или отец, поскольку с момента своего появления на свет находился тут.

Она явилась ко мне ночью в длинном платье и шляпе с вуалью. Или бред, вызванный моей болезнью. Этот роман стал номинантом на Книгу Года. За роман "Мистерия запретных истин" он стал лауреатом Лучшей Книги года. И вновь, уже второй раз подряд, среди лауреатов — Александр Владимиров. Интервью с автором по этому поводу читайте на нашем сайте в самое ближайшее время. Поклонники писателя, среди которых Стивен Кинг и Клайв Баркер, собираются выдвинуть Владимирова на Нобелевскую премию в области литературы.

По взглядам - умеренный русский националист, сторонник сильного государства. Жукова и литературоведа В. Тарховой Мистерия запретных истин Индиго - раса грядущего В астрале веков прочитать отрывок Последний властелин Власть проклятых Племя каина Проклятое зачатие Таинственное послание Аттракцион пророчеств Издавна в былинах, сказаниях говорилось о разных чудесах, происходивших на Руси.

То являлись знамения, то вещие сны, о которых распространялись слухи в народе. А почему же теперь ничего такого не происходит? А может, мы просто не умеем чтить предначертания Провидения, ибо порою они нам непонятны? Одним из таких предначертаний является книга Велеса, книга русской истины. Написана она была давно, потом куда-то пропала. И возникла вновь в самый страшный и жестокий период русской истории - в гражданскую войну. Обнаружили ее случайно, прочесть, познать - не успели.

Нам кажется, будто мы существуем в единственно возможном измерении и других попросту нет, а если и есть, то Да, Владимиров - писатель, который отдает дань этому жанру.

Только фантастика у него наподобие изобретений в духе Жюля Верна, которые все стали реалиями нашей жизни. И у Владимирова переходы в пределах земного измерения рано или поздно станут обычным действом.

Если уже не стали.